1919 – Участие моряков в Гражданской войне

Боевая деятельность советского флота до осени 1918 года была невозможна по условиям Брест-Литовского мирного договора. Обострение советско-германских отношений после убийства левыми эсерами германского посла Мирбаха имело следствием активизацию сил кайзеровского флота в Балтийском море – в районе архипелага Бьерке сосредоточились 2 крейсера, 7 эсминцев, 25 тральщиков и транспорты, ожидалось появление тяжелых кораблей из Южной Балтики.

В ответ на это начальнику Морских сил Балтийского моря С. В. Зарубаеву было приказано выставить минные заграждения. Постановка заграждения из 1435 мин в две линии, перекрывавшего восточную часть Финского залива, четырьмя минными заградителями под прикрытием трех эсминцев была произведена в ночь на 10-е и утром 14 августа 1918 года.

После поражения Германии и ее союзников новые независимые государства в Прибалтике и Финляндия попали под влияние ведущих держав Антанты. Возникла угроза появления в Финском заливе флотов бывших союзников России.

В связи с этим командование Морских сил Балтийского моря приняло меры к повышению готовности их боевого ядра, в которое вошли 2 линкора, крейсер, 8 эскадренных миноносцев, 7 подводных лодок, минный заградитель, 4 тральщика и 3 сторожевых судна, 5 фортов, 14 гидросамолетов и истребителей. Была возобновлена дозорная служба сторожевых судов в Ладожском озере. 28 ноября 1918 года решением Реввоенсовета Республики (РВСР) флот был оперативно подчинен командующему 7-й армией, помощником которого по морской части был назначен Ф. Ф. Раскольников.

28 ноября 1918 года в связи с началом наступления интервентов и белогвардейцев на Петроград было принято решение о высадке морского десанта (690 моряков) в районе Нарвы. В состав десантного отряда входили крейсер, эсминец и 3 транспорта. С моря их прикрывал второй эсминец. Овладев городом Гунгербургом, моряки захватили 3 парохода, 27 пулеметов, обоз и 85 пленных, после чего, наступая при поддержке корабельной артиллерии, к вечеру 29 ноября овладели Нарвой, где эстонские большевики провозгласили Эстляндской Советской республики.

Со 19 ноября до 8 декабря 1918 года в Финском заливе на подходах к Кронштадту было выставлено еще 560 мин, благодаря чему была создана сильная минно-артиллерийская позиция, основу которой составляли форты крепости и южного побережья.

Эти меры были приняты в связи с началом иностранной интервенции. В конце декабря 1918-го в Таллине базировались уже 3 британских крейсера и 6 эсминцев, приступивших к действиям против советских войск, находившихся уже в 25–30 км от Таллина. Первые боевые столкновения с интервентами показали, что советские моряки уступают британским не только в тактической и боевой подготовке, но и по морально-боевым качествам, что было неизбежным следствием революционных потрясений и падения воинской дисциплины. Эти недостатки усугублялись абсолютной некомпетентностью лиц высшего командного состава, выдвинувшихся благодаря их «заслугам перед революцией». К таковым принадлежал и Ф. Ф. Раскольников, прибывший из Москвы как представитель Центра, по существу, с неограниченными полномочиями.

По его инициативе был создан Отряд судов особого назначения, командование которым он взял на себя. В конце декабря 1918-го Ф. Ф. Раскольников добился решения об осуществлении силами его отряда поиска противника на Таллинском рейде. Главную роль в этом должны были сыграть 3 новых эскадренных миноносца, которые при обнаружении кораблей противника должны были вступить с ними в бой, после чего нанести артиллерийский удар по берегу, отойти и соединиться с назначенными для их прикрытия линкором и крейсером.

К назначенному сроку был готов только один эсминец. Для линкора и крейсера не было достаточно топлива. Не имея представления об обстановке, Ф. Ф. Раскольников вышел в море, не дожидаясь, когда все корабли будут готовы к выходу. 26 декабря на подходах к Таллину он встретил 2 легких крейсера и миноносец противника. Вступив с ними в бой, на отходе советский эсминец сел на банку и был захвачен. Второй эскадренный миноносец следовал в назначенный район самостоятельно. Опять-таки не имея данных об обстановке, он встретился с тем же британским отрядом и, получив в бою с ним серьезные повреждения, также был захвачен. Линкор и крейсер, до которых командиры не довели ни цели, ни замысла предстоящей «операции», ни задач, поставленных двум эсминцам, ни данных об обстановке, 28 декабря 1918 года возвратились в Кронштадт.

Судьбы моряков, попавших в плен, сложились по-разному. Некоторые, изменив присяге, остались служить на этих кораблях под эстонским флагом, большевики были расстреляны все, кроме Ф. Ф. Раскольникова (его по ходатайству жены – известной революционерки Л. М. Рейснер – и руководства Реввоенсовета Республики обменяли на плененных английских офицеров).

В начале января 1919-го интервенты, Северный корпус белой армии и эстонские части перешли в наступление, чтобы окружить и захватить Петроград ударами с суши и моря. К началу навигации они имели в Финском заливе 12 крейсеров, 20 эсминцев, 12 подводных лодок, 3 минных заградителя и 30 вспомогательных судов. Флот Эстонии включал 2 эсминца, миноносец, 2 канонерские лодки, 2 минных заградителя, тральщик и 4 вспомогательных судна.

Для усиления обороны Петрограда Совет Народных Комиссаров РСФСР выделил финансовые и материальные ресурсы для приведения в готовность крепости Кронштадт. Корабли получили топливо из неприкосновенных запасов, а 20 мая 1919 года Совет Рабоче-Крестьянской Обороны издал распоряжение о первоочередном обеспечении флота углем.

По Боевому расписанию на 1919 год в Действующий отряд судов (ДОТ) Морских сил Балтийского моря (МСБМ) вошли 2 линкора, крейсер, 8 эсминцев, 7 подводных лодок, 2 минных заградителя, 8 тральщиков, 6 сторожевых и 10 вспомогательных судов. Оперативно подчиненная начальнику МСБМ Воздушная бригада особого назначения имела 19 гидросамолетов и 8 истребителей.

Оборона Петрограда и южного побережья Финского залива Морскими силами Балтийского моря велась в форме систематических боевых действий. Минно-артиллерийские позиции сковывали маневр флота противника, обеспечивали прикрытие базы и берега, придавали устойчивость действиям кораблей Красного Флота.

В середине мая 1919-го Реввоенсовет флота принял решение направить в Копорский залив и Лужскую губу линкор, эсминец и 6 тральщиков. 18 мая они вышли в море, однако из-за неисправности линкор был вынужден стать на якорь на Большом Кронштадтском рейде. Начальник ДОТ С. Н. Дмитриев и член РВС МСБМ А. В. Баранов перешли на эсминец «Гавриил». Обнаружив западнее маяка Шепелевский 4 британских эсминца, советские корабли повернули назад.

Прикрывая тихоходные тральщики, эсминец принял бой, продолжавшийся около часа, пока отряд не вошел в сектор огня береговых батарей форта «Красная Горка».

31 мая 1919 года эскадренный миноносец «Азард», вступив в бой с 8 эсминцами, был трижды атакован двумя подводными лодками, но благодаря умелому маневрированию уклонился от 6 торпед. Продолжая бой на отходе, командир «Азарда» навел британские эсминцы и присоединившийся к нему тральщик на прикрывавший его линкор. Попав под огонь его 305-мм орудий, корабли интервентов немедленно прекратили преследование и отошли.

4 июня 1919 года «Азард» и «Гавриил» под флагом начальника дивизиона Л. Н. Ростовцева огнем своих 102-мм орудий воспрепятствовали высадке вражеского десанта и вынудили британский отряд, состоявший из 4 эсминцев и транспорта, отступить.

У входа в Копорский залив советские корабли были атакованы британской подводной лодкой L-55, но уклонились от ее торпед. Из-за малых глубин после залпа над водой показалась рубка и часть корпуса лодки. Корабли открыли огонь из орудий главного калибра и полным ходом пошли на сближение. Поврежденная 102-мм снарядом английская подводная лодка при погружении потеряла управление, попала на минное заграждение, подорвалась и затонула. Эта потеря заставила интервентов отказаться впоследствии от применения подводных лодок в мелководной части Финского залива.

Несмотря на эти частные успехи, установить господство в Копорском заливе МСБМ не смогли из-за недостатка боеготовых сил и топлива. Прекращение выходов надводных кораблей в районы, находившиеся западнее минно-артиллерийской позиции, было вызвано антисоветским восстанием личного состава фортов «Красная Горка» и «Серая Лошадь» в ночь на 13 июня 1919 года.

Отвергнув ультиматум о сдаче, мятежники открыли огонь по Кронштадту и кораблям. Их поддержали гарнизон форта «Обручев» и команда стоявшего в дозоре тральщика.

Решающую роль в подавлении мятежа сыграли корабли Морских сил Балтийского моря, линкоры «Петропавловск», «Андрей Первозванный», крейсер «Олег» и форт «Риф». 4 эсминца осуществляли охранение линкоров, проводили разведку в заливе и вели огонь по мятежникам. В ночь на 15 июня удар по ним нанесла и морская авиация. 16 июня 1919 года советскими войсками, в составе которых наступали и матросские отряды, был взят форт «Красная Горка», а днем – «Серая Лошадь».

Интервенты, потеряв 16 июня 2 тральщика, от поддержки восставших отказались.

Однако и советский флот понес тяжелую потерю – утром 18 июня 1919 года английским торпедным катером был потоплен крейсер «Олег». Противнику в очередной раз удалось использовать неподготовленность Красного Флота к противокатерной обороне, плохую организацию разведки, наблюдения и связи, все еще низкую воинскую дисциплину и недостаточную строгость в службе.

Аналогичные причины в ночь на 21 октября 1919 года привели к гибели сразу трех советских эсминцев. Потери понесли и британские морские силы. 31 августа в Копорском заливе подводная лодка «Пантера», которой командовал А. Н. Бахтин, торпедами потопила новейший эсминец «Виттория» (постройки 1917 года). Второй британский эсминец атаковал отходившую подводную лодку, но командиру удалось оторваться от него за счет умелого маневра: чтобы избежать преследования, «Пантера» в подводном положении без регенерации воздуха за 28 часов прошла 75 миль. Всему экипажу приказом Реввоенсовета была объявлена благодарность, Петроградский Совет вручил 17 морякам серебряные часы, а командир «Пантеры» за этот поход был награжден орденом Красного Знамени.

В конце лета 1919-го державы Антанты организовали новое наступление на Петроград.

В ночь на 18 августа 1919 года группой из 7 торпедных катеров был нанесен удар по Кронштадту. Низкая организация наблюдения, оповещения и связи в базе и крепости позволила катерам, даже обнаруженным и обстрелянным с фортов, подойти к рейду и лечь на боевой курс.

Достичь цели британским катерам не удалось из-за бдительности и выучки, проявленной личным составом дежурного эсминца «Гавриил». Обнаружив во время отражения воздушного налета два катера, идущие на него на большой скорости, советский эсминец первым же выстрелом потопил один из них.

Второй катер произвел выстрел торпедой, но мимо цели, и, попав под огонь, повернул на курс отхода. Появившиеся из-за угла Военной гавани еще 5 катеров также попали под огонь орудий «Гавриила». Два из них ушли с боевого курса и отступили. Два катера прорвались в гавань, потопили плавбазу подводных лодок и повредили линкор, однако на отходе оба были потоплены тем же эсминцем.

Несмотря на частный успех, противник не решил поставленную задачу – не смог потопить дежурный эсминец, линкоры «Петропавловск» и «Андрей Первозванный», крейсера «Аврора» и «Рюрик», а главное – подорвать торпедой батопорт Николаевского дока.

Когда 28 сентября 1919 года противник начал новое наступление на Петроград, британские морские силы, эстонский и финский флоты в Финском заливе включали 11 легких крейсеров, монитор, 18 эскадренных миноносцев, 2 миноносца, 2 канонерские лодки, 10 подводных лодок, 3 торпедных катера, 4 минных заградителя и 19 тральщиков.

14 октября противник высадил десанты в Пейпию и вблизи Устья. 16 октября белогвардейцы вышли на ближние подступы к Петрограду. В создавшейся обстановке возросло значение фортов Красногорского укрепрайона, являвшегося важнейшим элементом обороны Петрограда с морского направления.

Противник вел действия против фортов с использованием надводных кораблей и авиации. С 29 сентября по 12 ноября самолеты произвели 13 воздушных налетов и сбросили 176 бомб. Контрбатарейную борьбу вели 2 английских крейсера, 5–6 эсминцев, канонерская лодка и прибывший 27 октября в Копорский залив монитор «Эребус» с двумя 381-мм орудиями.

Артиллерия фортов «Передовой» и «Краснофлотский» параллельно вела борьбу с противником, наступавшим с суши, осуществляя заградительный огонь перед фронтом своих войск, преодолеть который противник так и не смог.

Таким образом, Морские силы Балтийского моря выполнили задачи по обороне Петрограда и всего северо-западного региона страны и с морского направления. В восточной части Финского залива флот выставил 2527 мин. Корабельные силы и морская авиация потопили крейсер, 2 эсминца, подводную лодку, 2 тральщика, 3 торпедных катера (без учета неподтвержденных сведений о затоплении еще 3 катеров), 5 моторных катеров, транспорт. Еще 16 кораблей, в том числе крейсер, авиатранспорт, 6 эсминцев и тральщик, получили повреждения. Потери Балтийского флота составили крейсер, 5 эсминцев, тральщик, плавбаза, 12 самолетов (без учета потерянных при эвакуации из Эстонии и Финляндии); повреждения получили линкор и несколько вспомогательных судов. За боевые заслуги от имени Петроградского Совета флот 11 июля 1919 года был награжден Почетным Революционным Красным Знаменем, 14 балтийцев удостоились орденов Красного Знамени.

В кампанию 1920-го флот приступил к тралению мин в восточной части Финского залива, создавая условия для возобновления торгового судоходства. 12 ноября 1920 года по очищенному от мин прибрежному фарватеру в Петроград прибыло первое иностранное судно – германский пароход «Рюген», доставивший на родину 700 бывших русских военнопленных.

В январе 1920-го командующий морскими силами РСФСР А. В. Немитц представил Революционному Военному Совету Республики доклад о создании Морских сил в Черном и Азовском морях (МСЧАМ).

Первоначально начальнику МСЧАМ подчинялись все силы флота на театре, за исключением Темрюкского отряда судов Кавказского фронта. Однако, как показал опыт, этому объединению приходилось действовать одновременно на двух операционных направлениях, а физико-географические особенности театра и текущая обстановка не позволяли осуществлять между ними маневр силами. В связи с этим от идеи создания единого командования советскими морскими силами на юге отказались.

Должность начальника и органы управления МСЧАМ упразднили, а Азовская военная флотилия, Приморский и Восточный укрепленные районы подчинили непосредственно командующему морскими силами РСФСР. Затем было принято решение о формировании Действующего отряда судов (ДОТ) в северо-западном районе Черного моря в составе дивизиона речных канонерских лодок, трех дивизионов сторожевых катеров, дивизиона канонерских лодок, дивизиона посыльных судов, трех плавучих батарей и дивизиона подводных лодок. Начальнику ДОТ были подчинены силы и средства береговой обороны и укрепрайон. До завершения боевых действий на юге России силы ДОТ Черного моря и советской береговой обороны провели 60 артиллерийских боев с противником, высадили 3 десанта, а тральщики 12 раз выходили для траления фарватеров, обеспечив прибытие в Одесский порт 26 иностранных судов с возвращавшимися на родину беженцами. Отряд судов Усть-Днепровской флотилии за этот период провел 25 стрельб по береговым целям, 32 боя с артиллерийскими батареями противника, высадил 27 десантов, отразил 14 атак авиации, 48 раз выходил в разведку и дозор, перевез и переправил до 10 тыс. бойцов с артиллерией и обозами, потопил один пароход, захватил вооруженный пароход, плавбатарею, 2 катера, свыше 60 различных плавсредств.

28 апреля 1920 года был издан приказ РВСР о формировании Азовской военной флотилии. До конца июня было сформировано 3 дивизиона из канонерских лодок (8 кораблей), 2 дивизиона плавбатарей (5 единиц) и 2 дивизиона сторожевых судов (4 вымпела), вооруженных 11 орудиями калибром от 102 до 152 мм и 13 орудиями калибром от 37 до 76 мм. Для обороны Таганрогского залива в июне-августе были установлены 4 артиллерийские батареи (2 – 203-мм, 5 – 152-мм и 1 – 75-мм орудие) и поставлены минные заграждения из 1028 мин. С июля по сентябрь 1920-го флотилия вела бои с корабельными отрядами вооруженных сил Юга России, обеспечив высадку Морской экспедиционной дивизии в ходе боевых действий по ликвидации десанта генерала С. Г. Улагая.

В середине сентября 1920 года врангелевские войска начали наступление по всему фронту. Вечером 14 сентября на поиск противника у Бердянска вышли 4 канонерские лодки и 3 сторожевых судна. Ночью они перешли к Обиточной косе. В 6:40 следующего дня на дистанции около 40 кабельтовых за косой были обнаружены 4 белогвардейские канонерские лодки, тральщик и катер. Командир отряда С. А. Хвицкий решил атаковать противника. Подход и сближение кораблей «красных» на фоне восходящего солнца белогвардейцы не обнаружили. Ошеломленные внезапной атакой, они, оставив якоря, открыли беспорядочную стрельбу. Эффективность огня кораблей Красного Флота из-за изношенности артиллерии и плохого качества зарядов была также невысокой, а вскоре отказ орудий на двух канонерских лодках вынудил отряд выйти из боя и отойти. В 10:25, после устранения неисправностей, советские корабли повторно сблизились с противником и возобновили бой. Прибывший из Керчи миноносец «белых» имитировал торпедную атаку, однако по данным радиоперехвата «красным» было известно, что торпед на нем нет. Попав под огонь советских сторожевых судов, миноносец поспешно покинул район боя. Канонерские лодки «белых» пытались охватить голову кильватерной колонны «красных». Их положение резко осложнилось из-за того, что, получив попадание 102-мм снаряда, канонерская лодка «Знамя социализма» потеряла ход. Ее пришлось взять на буксир, из-за чего отрядная скорость упала до 2 узлов.

Осуществить свой замысел командиру отряда «белых» не удалось: одна канонерская лодка, получив прямое попадание 130-мм снаряда, затонула, а 2 получили значительные повреждения. Чтобы избежать более серьезных потерь, белогвардейцы прекратили бой и отошли. После этого поражения командование «белых» вступать в бой с главными силами «красных» в Азовском море больше не пыталось.

На завершающем этапе кампании 1920 года Азовская флотилия вела морскую и воздушную разведку к западу от Кривой косы, наносила авиационные удары в интересах Южного и Кавказского фронтов, оказывала огневую поддержку войскам Таганрогской группы на побережье залива. Однако когда в начале октября советские освободили Мариуполь, базирование в нем главных сил флотилии оказалось уже невозможным из-за сильных разрушений порта.

На Каспии боевые действия вела Астраханско-Каспийская военная флотилия (АКВФ), основной задачей которой было содействие войскам армии.

Зимой 1918–1919 годов советская Каспийская флотилия пополнилась кораблями, переведенными с Балтики, и мобилизованными судами. К весне 1919-го в нее входили 4 вспомогательные крейсера, 6 эскадренных миноносцев, 3 миноносца, 4 подводные лодки, 8 катеров-истребителей, 12 вооруженных пароходов, 4 сторожевых катера и около 80 вспомогательных судов.

Британские морские силы на Каспии в это время состояли из 16 вспомогательных крейсеров, канонерских лодок и вооруженных пароходов, 3 плавучих батарей, 12 торпедных катеров, 2 посыльных судов, авиатранспорта с 4 гидросамолетами, 3 транспортов. В Баку базировались 2 канонерские лодки и 2 посыльных судна флота Азербайджанской Республики. В марте 1919-го к созданию морских сил на Каспийском театре приступило командование вооруженных сил Юга России, установив артиллерийские орудия на несколько небольших пароходов и парусно-моторных шхун. Главной базой деникинской Каспийской флотилии стал Петровск.

Планируя свои действия в навигации 1919 года, командование АКВФ стремилось упредить противника. Ледовая обстановка позволила 20–26 апреля вывести из Астрахани на 12-футовый рейд 5 эсминцев, 2 вспомогательных крейсера, 6 вооруженных пароходов и 8 катеров-истребителей. На рассвете 30 апреля заградитель и 4 вооруженных парохода АКВФ подошли к Тюб-Караганскому заливу и предъявили гарнизону форта Александровский ультиматум о сдаче. Взятие форта Александровский позволило советскому командованию использовать находившуюся там мощную радиоаппаратуру для дезинформации противника и ведения радиоразведки. Благодаря этому 5 мая 1919 года удалось захватить посыльное судно, на борту которого из Петровска в Гурьев шел генерал А. Н. Гришин-Алмазов, направлявшийся в штаб А. В. Колчака, и овладеть важными документами. Предпринятый 18 мая 1919 года выход 4 вспомогательных крейсеров, 5 эсминцев и 6 катеров-истребителей к острову Чечень, не обеспеченный разведкой предстоявшего района действий, результатов не дал, а противник, пользуясь тем, что главные силы АКВФ покинули Тюб-Караганский залив, 20 мая нанес удар по кораблям и судам, оставшимся в форте Александровском. Огнем противника были уничтожены плавбатарея, минный заградитель, минный транспорт, посыльное судно, 2 плавбазы, шхуна и 2 баржи. Своим экипажем был затоплен эсминец. Спасти от гибели удалось только одну подводную лодку. Поражение, которое АКВФ потерпела в Тюб-Караганском заливе, привело к установлению господства британских и белогвардейских морских сил на всем Каспийском театре и существенно повлияло на стратегическую обстановку на юге России.

Летом 1919 года противник выставил у Волго-Каспийского канала и на рейде около 200 мин. У южной границы минных заграждений постоянно несли дозор британские и белогвардейские корабли, а самолеты противника штурмовали корабли флотилии и боевые порядки войск Красной Армии. После взятия войсками генерала А. И. Деникина Царицына обстановка под Астраханью стала близка к критической.

АКВФ после включения в ее состав кораблей и судов Волжской речной военной флотилии была переформирована в Волжско-Каспийскую военную флотилию (ВКВФ). Для воспрепятствования прорыву кораблей противника в Волго-Каспийский морской канал на 12-футовом рейде было выставлено заграждение из 212 мин. Командование морских сил белогвардейцев в середине ноября 1919 года сосредоточило к югу от Астрахани и на подходах к 12-футовому рейду 5 вспомогательных крейсеров, 3 канонерские лодки, несколько вооруженных пароходов, торпедных катеров и катеров-истребителей. Борьбу против них вели самолеты Воздушного дивизиона Каспийского моря и корабли Морского отряда судов. 21 ноября 1919 года войска Красной Армии и отряды моряков при поддержке корабельной артиллерии перешли в наступление и к концу месяца отбросили деникинцев за реку Кума. Белогвардейская флотилия в это время вела бои с Морским отрядом судов, содействия своим войскам оказать не смогла.

В кампании 1920-го советские морские силы на Каспии действовали в условиях, когда стратегической инициативой владела Красная Армия. В начале года в составе ВКВФ было 13 эсминцев и миноносцев, 4 подводные лодки, 7 катеров-истребителей, 8 вспомогательных крейсеров, 11 канонерских лодок, 45 сторожевых судов, 5 плавучих батарей, более 100 речных кораблей и вспомогательных судов. Каспийская флотилия «белых» (контр-адмирал А. И. Сергеев) состояла из 9 вспомогательных крейсеров, 7 канонерских лодок, 2 плавучих батареи, 10 торпедных и 11 сторожевых катеров, 10 вооруженных плавбаз и транспортов, 2 авиатранспортов с 10 гидросамолетами, нескольких десятков вспомогательных судов.

18 марта 1920 года, после вскрытия Волги и 12-футового рейда ото льда, корабли ВКВФ вышли из Астрахани. 30 марта 1920 советские войска взяли Петровск, куда перебазировался передовой отряд флотилии (3 эсминца и 2 катера-истребителя). 5 апреля отряд в составе 2 эсминцев и катера-истребителя овладел базой в Тюб-Караганском заливе, 13 апреля морской десант захватил остров Чечень.

Завоевание флотилией господства в северной части моря позволило организовать доставку нефти из Петровска и Гурьево-Эмбинского района нефтеналивными судами, которые следовали в охранении вспомогательных крейсеров и эсминцев.

В Бакинской наступательной операции передовой отряд флотилии (3 эсминца) оказывал содействие войскам Красной Армии. После восстановления советской власти в Азербайджане главной базой ВКВФ стал Баку. Ее командующему был подчинен Красный Флот Советского Азербайджана.

Для ликвидации белогвардейской флотилии, укрывшейся в иранском порту Энзели, было решено провести десантную операцию. В ночь на 17 мая 1920 года 3 эсминца, 3 вспомогательных крейсера, 2 канонерские лодки, 2 катера-истребителя, 3 транспорта с десантным отрядом моряков вышли в море. Из Ленкорани вдоль берега следовал кавалерийский эскадрон, который с моря прикрывали вспомогательный крейсер и пароход с ротой десантников.

Утром 18 мая десант был высажен в 12 км к востоку от порта. Попытка англичан противодействовать высадке была пресечена огнем корабельных орудий. Высадившись, десант перерезал шоссе Энзели – Решт, лишив противника возможности получить подкрепления, и разоружил британский отряд.

Итогом Энзелийской операции стало возвращение РСФСР 8 вспомогательных крейсеров, 2 канонерских лодок, авиатранспорта с 6 гидросамолетами, 10 торпедных катеров, 8 вспомогательных судов, свыше 50 орудий, 20 тыс. снарядов, более 20 судовых и 3 полевых радиостанций, около 2,6 тыс. т хлопка, 130 т меди, больших запасов ценного имущества. Кроме того, судоходство в Каспийском море с конца мая 1920-го осуществлялось без ограничений.

В ходе Гражданской войны и иностранной интервенции 1918–1920 годов советские речные и озерные военные флотилии решали задачи по содействию войскам Красной Армии огнем корабельной артиллерии, высадкой десантов, форсированием водных преград, перевозкой войск, техники и народнохозяйственных грузов, вели борьбу с речными флотилиями белогвардейцев и интервентов, осуществляли минные постановки и траление мин, выставленных противником. Вооруженные более дальнобойной, по сравнению с армейской, артиллерией, речные корабли нередко действовали впереди линии фронта, что повышало действенность и результативность их стрельбы. Наиболее сложной, но и самой эффективной формой содействия войскам Красной Армии была высадка десантов. Высаживались и стрелковые части, и морские формирования, входившие в состав флотилий, решавшие задачи морской пехоты. При форсировании водных преград войсками корабли вели разведку, подавляли огневые средства противника, перевозили живую силу и боевую технику, обороняли районы переправ, поддерживали переправившиеся подразделения и части огнем своих орудий. Задачи по борьбе с речными и озерными формированиями противника решались, как правило, также в ходе содействия войскам Красной Армии. Военные флотилии, которых в составе Морских сил РСФСР и других советских республик за годы Гражданской войны и иностранной интервенции было сформировано более 30, участвовали во всех фронтовых и армейских наступательных и оборонительных операциях Красной Армии, проведенных в бассейнах судоходных рек и озер. Наиболее активно применялись силы Волжской, Северодвинской, Онежской, Днепровской и Западнодвинской флотилий.

В ходе борьбы с речными силами противника командование советских речных и озерных флотилий широко использовало постановку активных минных заграждений. Минно-заградительные действия производились и с целью создания прочной обороны. Наиболее активно минное оружие использовалось на Северной Двине. Так, за 1918–1919 года минный отряд Северодвинской военно-речной флотилии (СДВРФ) выставил в районах речных перекатов 291 мину и 72 минных защитника, на которых противник потерял несколько кораблей, катеров и вспомогательных судов. На Волге и Каме использовались преимущественно мины инженерного типа с дистанционным управлением.