1904 – Бой между Владивостокским отрядом крейсеров и японским боевым отрядом

Донесение командира Порт-Артурской эскадры В. К. Витгефта о выходе из Порт-Артура на прорыв во Владивосток дошло до наместника адмирала Е. И. Алексеева слишком поздно. С большой задержкой он узнал о неудачном для русских исходе сражения в Желтом море. К этому времени Алексеев уже успел направить из Владивостока в Корейский пролив на соединение с эскадрой В. К. Витгефта отряд броненосных крейсеров контр-адмирала К. П. Иессена.

1 (14) августа 1904 года в Корейском проливе 3 русских корабля – «Россия», «Рюрик» и «Громобой» – встретились с японским крейсерским отрядом вице-адмирала Х. Камимуры. 4 вражеских крейсера по совокупной огневой мощи превосходили их примерно в два раза. В эскадренной скорости противник имел преимущество на 2 узла.

Сначала русские корабли вели бой на отходе, до того момента, когда тяжело поврежденный «Рюрик», теряя ход, начал отставать, а затем перестал слушаться руля. Пытаясь дать экипажу крейсера время на исправление повреждений, К. П. Иессен прекратил отход. Два часа «Россия» и «Громобой» отвлекали огонь кораблей противника на себя. За это время их поразили десятки вражеских снарядов. На «России» возник большой пожар, который был ликвидирован только благодаря решительным и умелым действиям экипажа. Когда на «России» вышли из строя все 203-мм орудия, а из 16 пушек 152-мм калибра могли стрелять только пять, русский флагман решил отходить во Владивосток, рассчитывая, что крейсера X. Камимуры будут его преследовать и это даст «Рюрику» хотя бы ничтожный шанс избежать гибели.

Сначала японские броненосные крейсера действительно последовали за двумя русскими. Но, убедившись в том, что погоня за ними связана с определенным риском (к этому времени один из японских кораблей уже был серьезно поврежден русским 203-мм снарядом), Х. Камимура изменил свое решение и вернулся туда, где продолжал сражаться потерявший ход «Рюрик».

Когда замолчало последнее орудие героического русского корабля, лейтенант К. П. Иванов, старший из офицеров, оставшихся в строю, приказал затопить крейсер, а команде спасаться «по способности» (все катера и шлюпки к этому времени были уничтожены взрывами вражеских снарядов). К тому моменту, когда на «Рюрике» открыли кингстоны, в его экипаже погибло 9 офицеров и 193 матроса. Из воды японцами было поднято и взято в плен 625 человек.

Несмотря на такой исход боя в Корейском проливе, отличившиеся в нем офицеры и нижние чины всех трех крейсеров были отмечены высшими боевыми наградами, включая 12 офицеров и 254 нижних чина «Рюрика».