1904 – Бой крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с японским отрядом

Война между Россией и Японией, начавшей военные действия до формального объявления, застала врасплох не только командование русской эскадры в Порт-Артуре, но и командиров кораблей-стационеров, которые находились в портах Кореи и Китая, обеспечивая безопасность и связь дипломатических представительств с наместником императора на Дальнем Востоке адмиралом Е. И. Алексеевым и центральной властью.

26 января (8 февраля) 1904 года один из таких кораблей, канонерская лодка «Кореец», на выходе из корейского порта Чемульпо (Иньчхон) был атакован миноносцами из отряда контр-адмирала Уриу. Основной задачей Уриу была высадка войск, предназначавшихся для захвата этого приморского города, который занимал важное место в планах японского командования.

Командир канонерской лодки капитан 2-го ранга Г. П. Беляев имел приказ доставить в главную базу донесения капитана 1-го ранга В. Ф. Руднева (командира крейсера «Варяг» – старшего в группе русских кораблей-стационеров). с секретной информацией об обстановке в порту и корейской столице.

Войдя в Чемульпо, японские корабли высадили на берег войска и утром 27 января (10 февраля) ушли. Перед съемкой с якоря контр-адмирал Уриу вручил командиру «Варяга» ультиматум с требованием покинуть корейский порт до полудня. В случае его неисполнения Уриу угрожал атаковать русские корабли в гавани.

В. Ф. Руднев решил идти навстречу противнику, чтобы принять бой, хотя соотношение сил не оставляло сомнений относительно его исхода: в составе японского отряда было 8 крейсеров, из которых один броненосный «Асама» уже по огневой мощи превосходил оба русских корабля.

В первые же минуты боя японским снарядом была уничтожена дальномерная станция на «Варяге», из-за чего интенсивный огонь русских 152-мм и 75-мм орудий существенного вреда противнику не причинял. А вражеские фугасные снаряды даже при падении в воду поражали артиллеристов крейсера: орудия его главного калибра, установленные на верхней палубе, не имели даже броневых щитов. Несмотря на абсолютное превосходство противника в огневой мощи и свободе маневра, бой продолжался около часа. За это время в русский крейсер попало 11 снарядов калибром от 120 до 203 мм, он лишился 83% своих 152-мм орудий, получил четыре пробоины в подводной части корпуса, а потери личного состава достигли 130 человек убитыми и ранеными. Невзирая на то, что моряки крейсера храбро сражались и даже ранеными не покидали своих постов, как и командир, который, получив ранение, продолжал управлять боем, шансов на прорыв не было. Крейсер мог уйти только в одном случае: если бы ему удалось использовать свое единственное преимущество – в скорости хода, оставив тихоходный «Кореец», которому пришлось бы сражаться с японским отрядом в одиночку.

Между тем, сосредоточив на «Варяге» огонь 7 крейсеров, по «Корейцу» японский флагман приказал стрелять только одному крейсеру, который не добился ни одного попадания в тихоходный русский корабль. Не поразили целей и артиллеристы русской канонерской лодки.

Убедившись в невозможности продолжения боя, а главное – причинения противнику сколько-нибудь существенного вреда, В. Ф. Руднев решил возвратиться в Чемульпо. На военном совете офицеры приняли решение уничтожить корабли, чтобы они не достались противнику. «Кореец» был взорван, а «Варяг» по просьбе командиров иностранных стационеров – затоплен. В обмен на эту уступку они согласились принять на свои корабли моряков с «Варяга» и «Корейца» с персоналом и охраной русской миссии в Сеуле, благодаря чему им удалось избежать плена.

Весной 1904 года команды «Варяга» и «Корейца» прибыли в Санкт-Петербург, где для них устроили торжественную встречу и прием в императорском дворце. Все участники боя у Чемульпо были награждены: офицеры – орденами Святого Георгия 4 степени, нижние чины – знаками отличия Военного ордена.

Несмотря на то, что в Русско-японской войне 1904–1905 годов Российский флот потерпел самые тяжелые поражения в своей истории, «Варяг» стал одним из символов воинской доблести и верности своему воинскому долгу.