1854–1855 – Оборона Кронштадта и Санкт-Петербурга

На Балтийском, Северном и Тихоокеанском морских театрах Восточной войны в кампаниях 1854-го и 1855 года противник существенных результатов не добился, хотя возможности для противодействия ему у русского верховного командования были крайне ограниченными.

20 марта (1 апреля) 1854 года в Балтийское море вошла эскадра британского флота под командованием вице-адмирала Ч. Нейпира (10 винтовых, 7 парусных линейных кораблей, 15 винтовых фрегатов и корветов, 17 колесных пароходофрегатов и вооруженных пароходов). Правительство Англии официально заявило о блокаде русского побережья в Курляндии, Ботническом, Финском и Рижском заливах. После непродолжительной стоянки у датских берегов в бухте Кеге главные силы эскадры Ч. Нейпира проследовали к Стокгольмским шхерам. Часть сил была направлена на разведку к побережью Финляндии и в Рижский залив.

В это время силы Балтийского флота находились на местах зимней стоянки: в Кронштадте – 22 линейных корабля, 6 фрегатов, 5 корветов, 7 пароходов и 24 гребных канонерских лодки; в Або – 10 небольших пароходов и 36 канонерских лодок; в Выборге – 20 канонерских лодок.

В Свеаборге, втором по значению русском военном порту на Балтике, находились 9 линейных кораблей, 6 фрегатов, 5 корветов, 6 винтовых и 3 колесных парохода.

Стратегический замысел русского морского командования основывался на идее позиционной борьбы с опорой на мощную береговую оборону Кронштадтско-Петербургского и Свеаборгского районов.

В Кронштадтской гавани предполагалось держать в готовности к выходу в море лишь небольшой отряд, состоявший из винтового линейного корабля, винтового фрегата и 9 больших колесных пароходов. 17 парусных линейных кораблей было решено «употребить под блокшивы» (плавучие казармы и склады), а остальные корабли и фрегаты разоружить и поставить в Кронштадте.

Для комплектования личным составом шхерной флотилии был объявлен набор добровольцев в «морское ополчение». К началу летней кампании 1854-го в него записалось 7132 человека.

Перед выходом в море Ч. Нейпир получил от британского министерства иностранных дел инструкцию – занять Аландские острова, «чтобы этим оказать сильное давление на Швецию». Кроме того, министерство всерьез предлагало адмиралу восполнить некомплект личного состава эскадры шведскими наемниками (все людские резервы британского флота к этому времени были исчерпаны), а также «каким-нибудь образом постараться достать у шведов… канонерские лодки», необходимые для действий в финских шхерах.

С 6 (18) апреля по 10 (22) мая 1854 года английские корабли и военные суда дважды подвергли обстрелу город Ганге (Ханко) и пытались атаковать город Экнес. Во всех случаях противник был отбит огнем русских береговых батарей. 19 апреля (1 мая) 1854 года к английской эскадре прибыл первый корабль французского флота – «Аустерлиц». До 23 апреля (5 мая) Ч. Нейпир вел переговоры со шведским правительством, завершившиеся безрезультатно, после чего его главные силы (8 линейных кораблей, 2 фрегата и 2 колесных парохода) направились в Финский залив.

26 мая (7 июня) 1854 года два английских парохода попытались высадить у города Гамле-Карлебю морской десант численностью около 350 человек. Небольшой русский отряд, оборонявший город, встретил противника огнем. В отражении десанта приняли участие и добровольцы из местных жителей. Потеряв один баркас и 22 человека пленными, англичане отказались от захвата города и отошли в море.

(21) июня два английских пароходофрегата и винтовой корвет подвергли бомбардировке русскую крепость Бомарзунд на Аландских островах. Здесь 12 (24) июня 1854 года с главными силами Ч. Нейпира соединилась французская эскадра под командованием вице-адмирала Парсеваль-Дешена (1 винтовой и 8 парусных линейных кораблей, 1 винтовой и 6 парусных фрегатов, 4 колесных парохода, 8 транспортов).

Через два дня соединенная англо-французская эскадра подошла к Красной Горке, где простояла до 23 июня (5 июля). Получив разведывательные данные об организации обороны Кронштадта и подготовке его защитников к упорному сопротивлению, Ч. Нейпир не решился атаковать крепость и находившиеся под защитой ее орудий главные силы русского Балтийского флота.

На его решение, несомненно, повлияли сведения о том, что у Кронштадта к началу кампании 1854 года русскими было выставлено 609 мин (165 гальванических и 444 пиротехнических). Для отказа британского флагмана от атаки сильнейшей русской морской крепости была и другая веская причина: на его флагманском корабле обнаружилось несколько человек, заболевших холерой. Эпидемия стала быстро распространяться и скоро приняла угрожающие масштабы.

Уйти, не одержав хотя бы небольшой победы, союзники не могли: «общественное мнение Франции и Англии настоятельно требовало этого».

Объектом для совместной атаки союзных эскадр стала небольшая морская крепость Бомарзунд на Аландских островах. В ней было всего 94 устаревших орудия, а в гарнизоне, которым командовал полковник Я. Бодиско, числилось около 2 тыс. человек Но для ее захвата Ч. Нейпир потребовал дать ему 10-тысячный десантный корпус.

18 (30) июля к союзной эскадре прибыли транспорты с французским экспедиционным корпусом генерала Барагэ д’Илье численностью около 11 тыс. человек. 26 июля (7 августа) 1854 года англо-французские войска высадились на берег. Через два дня началась бомбардировка крепости с моря и суши. До 4 (16) августа на нее обрушилось 120 тыс. снарядов, после чего гарнизон крепости, потеряв убитыми более половины своего личного состава и полностью израсходовав боеприпасы, сложил оружие. Сровняв укрепления крепости с землей, союзники перешли к городу Або, но штурмовать его французы отказались: у них также появились люди, заболевшие холерой, и 22 августа (3 сентября) 1854 года им было приказано возвращаться во Францию.

Зима 1854–1855 годов была использована русскими для усиления укреплений Кронштадта и Свеаборга. Численность войск армии в Финляндии к лету 1855-го была доведена до 43,5 тыс. человек. Подступы к Свеаборгу были прикрыты 994 минами и кораблями, превращенными в плавучие батареи.

У Кронштадта были выставлены заграждения из 947 пиротехнических и 309 гальванических мин систем Э. Нобеля и Б. С. Якоби.

28 апреля (10 мая) 1855 года английская эскадра под командованием контр-адмирала Дандаса (2 парусных и 17 винтовых линейных кораблей, 4 винтовых фрегата, 12 колесных пароходов, 16 мортирных плавучих батарей, 16 канонерских лодок и 23 малых паровых и парусных судна) вошла в Финский залив и стала на якоря у острова Нарген. Перед этим англичане провели разведку подступов к Риге, Гангуту, Аландским островам и Ревелю.

19 (31) мая английская и французская эскадры соединились на Красногорском рейде. Французская эскадра, которой командовал контр-адмирал Пено, состояла из винтового и 2 парусных линейных кораблей, фрегата, корвета, 3 пароходофрегатов, 5 мортирных плавучих батарей и 6 канонерских лодок.

Изучение новых данных о состоянии обороны Кронштадта убедило союзников в том, что, по сравнению с 1854 годом, она значительно усилилась. Командование англо-французской эскадры провело несколько военных советов и пришло к заключению, что «нападение на Кронштадт было бы равносильно самоубийству». Очевидно, что пессимистическая оценка была вызвана тем, что произошло 8 (20) июня 1855 года, когда отряд паровых судов англо-французской эскадры зашел на русское минное заграждение. Почти одновременно подорвались пароходофрегат и 3 парохода.

Мощность пороховых зарядов первых русских якорных мин была незначительной. Все подорвавшиеся английские суда остались на плаву. Моральный эффект от первого в истории боевого использования минного оружия намного превзошел материальные потери противника. Взрывы мин вызвали панику. Когда она улеглась, корабли и суда противника стали отходить. Обнаружив и выловив около 70 мин, союзники пришли к выводу, что минное заграждение выставлено на большой площади, границы ее определить невозможно и не исключено использование русскими более мощных мин, от подрыва на которых корабли могли затонуть или надолго выйти из строя. Отказавшись от атаки Кронштадта, адмиралы решили ограничиться его дальней блокадой.