1838 – Высадка морского десанта в устье реки Шапсухо

В ходе Кавказской войны совместными действиями армии и флота были заняты многие ключевые пункты на морском побережье. Однако большие расстояния и плохая связь между береговыми укреплениями, малочисленность занимавших их гарнизонов, сложный характер горно-лесистой местности, пересеченной многочисленными ущельями с впадающими в Черное море реками и ручьями, не позволяли считать охрану и оборону Кавказского побережья достаточно надежной. Поэтому было решено высадить на него войска и занять новые опорные пункты. Главному командиру Черноморского флота вице-адмиралу М. П. Лазареву было приказано обеспечить перевозку и высадку войск, а в случае надобности – поддержать их действия огнем корабельной артиллерии.

13 (25) апреля 1838 года отряд под командованием контр-адмирала Ф. Г. Артюкова (3 линейных корабля, фрегат и бриг) подошел к устью реки Сочи и высадил войска, основавшие здесь новое укрепление.

12 (24) мая эскадра под флагом вице-адмирала М. П. Лазарева (7 линейных кораблей, 4 фрегата и корвет) перевезла десантные войска из укрепления Вельяминовского к устью реки Туапсе. Высадкой, происходившей при энергичном противодействии со стороны горцев, командовал капитан-лейтенант В. А. Корнилов. Под прикрытием огня корабельной артиллерии вместе с армейскими частями судовыми плавсредствами на берег были доставлены 840 матросов с ручным оружием, которых возглавил капитан 2-го ранга Е. В. Путятин. Отразив атаки горцев и заставив их отойти от берега, десантные войска разбили лагерь и приступили к возведению постоянного укрепления.

10 (22) июля 1838 года почти в том же составе, но под флагом начальника штаба М. П. Лазарева – контр-адмирала С. П. Хрущева, эскадра Черноморского флота доставила и высадила на берег войска, предназначавшиеся для захвата участка побережья в устье реки Шапсухо и обустройства здесь нового форта.

«Никогда бы мест этих не заняли так скоро и так удачно, – писал М. П. Лазарев, – как сделано с помощью эскадр. <…> В расстоянии 150 или 200 сажен эскадра с десантом становилась на шпринги против того места, которое занимать должно, и усеянное конными и пешими черкесами... <…> До 3 тыс. десанту с полевой артиллерией и заряженными ружьями сидят уже на гребных судах, и эскадра открывает огонь для очищения места... После четвертьчасовой стрельбы все это бросается на берег, имея на носу по корронаде, заряженной картечью, которую выстреливают как последнее дело. Сухопутным товарищам нашим довольно легко приходится после такой переполохи. Иначе, если бы им идти берегом, то по причине непроходимых гор и оврагов они бы в 5 лет не заняли того, что теперь заняли в одно лето, и перестреляли бы в разных перестрелках множество людей».

Генерал-майор Н. Н. Раевский, который неоднократно принимал участие в совместных действиях войск армии и сил флота на Кавказе, особенно тепло вспоминал о работе с М. П. Лазаревым: «...От самого начала и до конца он не переставал предупреждать наши желания и предоставил нам все средства Черноморского флота. Очищая предварительно берег ужасным огнем своей артиллерии, он выучил нас высаживаться в порядке с военных кораблей и в порядке на гребных судах приставать к берегу. По важному влиянию на успех первого дела он решил успех всей кампании. Наконец, при всех высадках, заставляя моряков содействовать нам на твердой земле, он соединил их и сухопутные войска дружественными сношениями, столь необходимыми для службы и успеха».