1829 – Подвиг экипажа брига «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта А. И. Казарского

14 (26) мая 1829 года небольшой отряд русского флота (фрегат и 2 брига, одним из которых – 18-пушечным «Меркурием» – командовал капитан-лейтенант А. И. Казарский), находясь в крейсерстве у пролива Босфор, неожиданно встретился с главными силами турецкого флота (6 линейных кораблей, 2 фрегата, 2 корвета, бриг и 3 тендера).

Фрегат и один из двух бригов, поставив все паруса, оторвались от противника. «Меркурий» из-за сильного обрастания подводной части корпуса уйти не смог, и его стали нагонять два турецких корабля под адмиральскими флагами – 110-пушечный «Селимие» и 74-пушечный «Реал-бей». Погоня продолжалась несколько часов. В какой-то момент русским морякам показалось, что военное счастье снова на их стороне: ветер стих, паруса турецких кораблей обвисли, и это позволило бригу, который, в отличие от них, мог идти под веслами, какое-то время удерживаться вне дальности действительного огня вражеских пушек. Однако скоро ветер опять засвежел, и противник, поставив верхние паруса, возобновил погоню.

Увидев, что избежать неравного боя не удастся, командир брига созвал военный совет. При подаче мнений младший из офицеров, поручик корпуса флотских штурманов И. П. Прокофьев, который, согласно Уставу, должен был высказаться первым, предложил вступить в бой и стоять до конца, а в случае угрозы захвата судна противником – взорвать его. Офицеры поддержали его единогласно. Решение сообщили команде, которая также его одобрила. Выступив перед строем экипажа, перед люком крюйт-камеры (хранилища пороховых зарядов) А. И. Казарский положил заряженный пистолет, приказав при возникновении угрозы захвата брига противником последнему из оставшихся в живых офицеров выстрелить в бочку с порохом и взорвать судно.

Около 13:30 турецкие корабли подошли на дистанцию действительного выстрела. Противник пытался поставить бриг в два огня и принудить его к сдаче губительными продольными залпами. Однако А. И. Казарский такой возможности не дал, проявив исключительное искусство в управлении судном. 4 часа бриг, маневрируя под парусами и под веслами, осыпал снарядами вражеские корабли, не позволяя им занять выгодную позицию для нанесения решающего артиллерийского удара. Противник так и не смог использовать свое 10-кратное превосходство в артиллерии, а командир «Меркурия» в условиях, когда стрельба по корпусам турецких кораблей не имела смысла, использовал свои небольшие пушки наиболее целесообразно: артиллеристы русского брига вели огонь по рангоуту и такелажу турецких кораблей. В конце концов, им удалось серьезно повредить парусное вооружение «Селимие» и заставить его лечь в дрейф. После этого снарядами русских пушек были изорваны паруса и снасти у «Реал-бея», который также прекратил преследование.

«Меркурий» получил 22 пробоины в корпусе и 297 повреждений в парусном вооружении, потеряв 4 человека убитыми и 8 ранеными. Командир брига А. И. Казарский был контужен в голову, однако оставался в строю до конца боя. После исправления на ходу наиболее опасных повреждений бриг уже на другой день соединился с главными силами Черноморского флота.

О подвиге команды героического брига было объявлено всему личному составу армии и флота императорским указом от 28 июля (9 августа) 1829 года. Все офицеры и команда «Меркурия» были награждены высокими боевыми наградами, а бриг – кормовым Георгиевским флагом. В соответствии с указом императора, с этих пор в составе Черноморского флота надлежало иметь корабль с наименованием «Меркурий» или «Память Mepкурия», которому Георгиевский флаг передавался в порядке преемственности.