1819 – Указ Александра I о финансировании экспедиции в южнополярные широты

C древних времен географы предполагали существование Южного материка (Terra Australis), который, несмотря на все усилия мореплавателей, долгое время оставался неведомым (Incognita). В разные годы за его северную оконечность принимали Огненную Землю, Новую Гвинею, Австралию (отсюда и название материка), Новую Зеландию. Настойчивые поиски Южного континента объяснялись не только научным интересом и отнюдь не праздным любопытством: они были продиктованы в первую очередь практическими – экономическими и геополитическими – соображениями.

Знаменитый английский мореплаватель XVIII века Дж. Кук тоже искал землю в высоких широтах Южного полушария. Его корабли пересекали Южный полярный круг, но были остановлены тяжелыми льдами. Британец самоуверенно утверждал, что проник на юг максимально далеко, что после него ни один человек не решится продвинуться дальше и «земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы».

В XIX веке интерес к Антарктике возродился. 18 (30) июля 1818 года руководитель первого русского кругосветного путешествия И. Ф. Крузенштерн представил президенту Академии наук С. С. Уварову проект исследования тихоокеанского региона в полосе по 20 градусов к северу и югу от экватора с целью разведки неизвестных архипелагов и завершения великих географических открытий.

В феврале 1819-го российский император Александр I одобрил предложение И. Ф. Крузенштерна, Г. А. Сарычева и О. Е. Коцебу о снаряжении научно-исследовательской экспедиции в южнополярные воды с целью поиска неведомой земли.

31 марта (12 апреля) 1819 года император подписал указ о финансировании экспедиции в сумме 100 тыс. рублей. Так было положено начало подготовке Первой русской антарктической экспедиции на шлюпах «Восток» и «Мирный» под руководством офицеров Российского флота капитана 2-го ранга Ф. Ф. Беллинсгаузена и лейтенанта М. П. Лазарева, которая стала одним важнейших событий Нового времени.