1807–1809 – Кругосветное плавание на шлюпе «Диана»

В 1806 году, после благополучного возвращения из почти трехлетнего плавания шлюпов «Надежда» и «Нева», русским правительством было принято решение направить в Тихий океан корабль для отыскания неизвестных земель и островов. Районы для этого были заранее определены: северо-западное побережье Америки, русское тихоокеанское побережье и Восточная Азия. В качестве дополнительной задачи командиру корабля вменялась в обязанность доставка в Охотск, являвшийся в ту пору главным тихоокеанским русским портом, предметов снабжения – якорей, артиллерийских орудий и других, перевозка которых сухим путем была долгой и трудной. В качестве экспедиционного корабля был выбран шлюп «Диана» под командованием лейтенанта В. М. Головина.

Из Кронштадта «Диана» вышла 25 июля 1807 года.

Командиру «Дианы» надлежало делать подробные описания земель и островов, не нанесенных на карты, определять их координаты, производить тщательные промеры глубин, собирать сведения о море и о господствующих ветрах.

«Польза всякого путешествия, – говорилось в инструкции, – состоит в замечании всего, что случится видеть нового и полезного. Для таковых замечаний должны вы вести журнал путешествия вашего». Наряду с этим начальник экспедиции должен был обращать внимание на изучение уклада жизни местного населения, возможности установления экономических связей и торговли с ним.

Первоначально В. М. Головнин планировал, обогнув Южную Америку, идти на Камчатку через Тихий океан. Однако у мыса Горн «Диана» попала в сильный и продолжительный шторм. После нескольких дней борьбы со стихией командир «Дианы» повернул на восток, к южной оконечности Африки, чтобы от мыса Доброй Надежды следовать на Камчатку через Индийский океан и моря западной части Тихого океана.

В начале своего кругосветного плавания «Диана» заходила для пополнения запасов в английский Портсмут, где В. М. Головнин, понимая, что осложнение отношений между Британской империей и Россией чревато полным разрывом, обратился с просьбой о выдаче ему от английского правительства паспорта на право свободного плавания. Такие паспорта обычно выдавались судам, следовавшим в длительные научные экспедиции на случай объявления войны уже после отбытия их из своих портов, как свидетельства о том, что они хотя и военные, но вышли в море не для ведения боевых действий, а для выполнения исследований. Паспорт был выдан. Но именно в это время Александром I и Наполеоном был подписан Тильзитский мирный договор 1807 года, в соответствии с которым Россия признала все завоевания Наполеона и присоединилась к континентальной блокаде против Англии, что сыграло негативную роль в судьбе экспедиции и едва не привело к ее преждевременному завершению. В середине апреля 1808 года шлюп «Диана», обогнув мыс Доброй Надежды, впервые в истории Российского флота зашел для пополнения провианта и запасов пресной воды в порт Саймонстаун в Британской Капской колонии (ныне ЮАР), где был задержан командиром стоявшей там английской эскадры вице-адмиралом Барти. Фактически русские моряки оказались в плену у англичан. Убедившись в невозможности освобождения путем переговоров (несмотря на наличие паспорта на свободное мореплавание, англичане были непреклонны в своем желании задержать «Диану»), Головнин решил тайно готовить шлюп к побегу. Предвидя это, британский адмирал со своей стороны принимал меры, чтобы этого не допустить. По его распоряжению шлюп был поставлен на два якоря в самом дальнем углу гавани, на расстоянии одного кабельтова от флагманского корабля «Резонабль», таким образом, чтобы между шлюпом и выходом из залива оказалось много английских транспортов и купеческих кораблей, стоявших один от другого приблизительно на том же расстоянии. По требованию Барти все паруса на «Диане» были отвязаны и брам-стеньги спущены.

При таких условиях стоянки незаметно сняться и уйти было невозможно. Англичане следили за русскими моряками строго. Дежурные шлюпки сторожили их неусыпно. К тому же обрубить якорные канаты и уйти в океан только с двумя запасными якорями было опасно. Сухарей оставалось мало, а свежей провизии и вовсе не было, но ради осуществления плана побега, чтобы не вызвать подозрений у англичан, В. М. Головнин приказал не делать закупок даже для офицерского стола. Ждать подходящего для этого случая пришлось долго. Когда ветер благоприятствовал, на рейде стояли английские фрегаты, готовые в любую минуту выйти в море, а когда путь был свободен, быстрому выходу из гавани мешали противные ветры. Поэтому при подготовке к побегу В. М. Головнин тщательно изучал розу ветров и подводные течения в бухте Саймонстауна. Для реализации его плана было необходимо, чтобы ветер дул с норд-веста. Но у мыса Доброй Надежды это имело место только зимой. Летом и весной такое случалось исключительно редко, и русским морякам пришлось терпеливо ждать. Их время наступило 19 (31) мая 1809 года, когда подул крепкий норд-вест. На вице-адмиральском корабле паруса не были привязаны, а другие военные корабли и суда, превосходившие «Диану» по скорости хода и артиллерийскому вооружению, не были готовы идти в море. В. М. Головнин решил, что в этих условиях можно пойти на риск, и приказал команде готовиться к выходу. В половине седьмого часа вечера, воспользовавшись снижением видимости в сумерках, привязав к рангоуту только штормовые стаксели, во время сильного шквала с дождем и пасмурностью командир «Дианы» приказал отрубить якорные канаты и направил ее к выходу из гавани. Офицеры, гардемарины, унтер-офицеры и рядовые матросы вместе работали на марсах и реях, и к 10 часам вечера «Диана» была уже в океане. Арест шлюпа на мысе Доброй Надежды, продолжавшийся один год и 25 дней, завершился. За это время В. М. Головнин составил подробное описание Капской колонии, которое является ценным историческим документом о природе, населении и обычаях Южной Африки начала XIX века.

Во избежание встречи с британскими кораблями В. М. Головнин избрал самый протяженный маршрут, пролегающий в стороне от торговых путей и районов крейсерства кораблей английского флота. Покрыв расстояние около 6 тыс. миль, 25 июня (7 июля) 1809 года шлюп стал на якорь у одного из островов Ново-Гебридского архипелага, а 25 сентября (7 октября) «Диана» прибыла в Петропавловск, где шлюп оставался на протяжении двух лет, покинув Авачинскую бухту надолго только однажды – для плавания в Русскую Америку, в г. Ново-Архангельск (ныне г. Ситка на тихоокеанском побережье США).

По возвращении на родину В. М. Головнин был удостоен ордена Святого Владимира за «благополучное свершение многотрудного путешествия». И это было очень точное описание испытаний, выпавших на долю его и других участников экспедиции.

После ареста «Дианы» англичанами команде пришлось пережить еще одно продолжительное пленение. Во время двухлетнего пребывания на Камчатке В. М. Головнин неоднократно выходил в море для исследования островов Курильской гряды.

4 (16) июля 1811 года при съемке ее южной части, не ожидая враждебных действий со стороны японцев, В. М. Головнин сошел на берег острова Кунашир, где был захвачен вместе с двумя офицерами и четырьмя матросами. Русские моряки содержались под стражей почти два с половиной года, до октября 1813-го. О том, что ему пришлось пережить за это время, В. М. Головнин рассказал в книге «Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев в 1811, 1812 и 1813 годах».

В 1814 году он возвратился в Петербург и начал готовиться к новому кругосветному плаванию, чтобы продолжить исследование Курильских островов и берегов Северной Америки.