1799 – Взятие Корфу

На рубеже XVIII–XIX веков обстановка в Европе накалилась. Политика республиканской Франции и ее вассалов вызывала серьезную озабоченность великих европейских держав и Российской империи. В конце 1798-го была сформирована Вторая антифранцузская коалиция, в которую, помимо России, вошел и ее давний противник – Османская империя, временно превратившаяся в союзника.

Вице-адмиралу Ф. Ф. Ушакову было поручено возглавить Средиземноморскую экспедицию, целью которой было освобождение от французов стратегически важных Ионических островов.

12 августа 1798 года эскадра под командованием Ушакова в составе 6 линейных кораблей, 7 фрегатов, 3 авизо с десантными войсками (1 700 морских гренадеров Черноморских флотских батальонов и 35 гардемаринов Николаевского флотского училища) вышла из Ахтиара и взяла курс на Стамбул. Здесь в подчинение Ф. Ф. Ушакову была отдана эскадра турецкого адмирала Кадыр-бея в составе 4 кораблей, 6 фрегатов, 4 корветов и 14 канонерских лодок, после чего объединенный флот направился в Средиземное море.

С 1 октября по 1 ноября 1798 года французские гарнизоны были выбиты с островов Цериго, Занте, Кефалония и Святой Мавры. Оставалось освободить самый большой и хорошо укрепленный остров архипелага – Корфу.

Еще до занятия острова Святой Мавры Ф. Ф. Ушаков отделил от главных сил отряд, в состав которого были включены 74-пушечный «Захарий и Елисавет» (командир – И. А. Селивачев), 66-пушечный «Богоявление Господне» (командир – А. П. Алексиано), турецкий корабль и 3 фрегата (один русский и два турецких). Капитан 1-го ранга И. А. Селивачев, вступивший в командование этим отрядом, получил задачу блокировать Корфу.

Остров оборонял сильный французский гарнизон численностью около 3 тыс. человек. На батареях крепости и на расположенном рядом с ней укрепленном острове Видо было установлено 650 орудий. Учитывая наличие в крепости полугодового запаса продовольствия, французы рассчитывали надолго задержать здесь русско-турецкую эскадру.

В военной гавани Корфу были блокированы 2 линейных корабля (84-пушечный «Ле Женере» и 54-пушечный «Леандр»), фрегат «Ла Брюн», 2 бомбардирских судна и несколько малых парусных и гребных судов, орудия которых также могли быть включены в систему обороны острова. Однако их командиры, очевидно, не собирались разделить судьбу своих армейских товарищей и с началом блокады Корфу стали предпринимать попытки ее прорыва. В ходе одной из таких попыток корабль «Богоявление Господне» перехватил и принудил к сдаче французскую 18-пушечную шебеку, которая впоследствии под русским флагом и с наименованием «Макарий» вошла в состав соединенной эскадры.

31 октября (11 ноября) к острову Корфу прибыл отряд капитана 2-го ранга И. С. Поскочина, а 9 (20) ноября сюда подошли главные силы русско-турецкой эскадры. Проходя вдоль берега, русские корабли несколькими бортовыми залпами уничтожили береговую батарею на островке Лазаретто, состоявшую из 7 орудий.

Принимая в расчет мощную оборону крепости и недостаток десантных войск, Ф. Ф. Ушаков разработал план, в соответствии с которым предполагалось атаковать крепость одновременно с моря и суши, обеспечив четкость и согласованность действий десантных войск с ведением огня корабельной артиллерией.

Успех штурма зависел от качества его подготовки и выполнения турецкой стороной обязательства об усилении десантных войск соединенной эскадры формированиями, находившимися на территории албанских провинций (пашалыков).

Осада крепости началась с высадки морских десантов и установки береговых батарей. Союзникам активно помогали вооруженные ополченцы из числа местных жителей.

15 (26) ноября отряд капитана Кикина построил 10-орудийную осадную батарею напротив передового укрепления противника – форта Святого Авраама.

19 (30) ноября десант под командованием лейтенанта М. И. Ратманова установил 3 орудия на холме Святого Пантелеймона – одной из господствующих высот, окружавших крепость.

На другой день эта батарея открыла беспокоящий огонь по крепости. В ответ французы предприняли вылазку. Их отряд численностью около 600 человек при двух орудиях напал на греческих ополченцев (1 500 человек), прикрывавших 20 русских артиллеристов. Греки, не выдержав натиска, в беспорядке бежали; батарея была захвачена французами.

Стремясь закрепить успех, противник спустя несколько часов предпринял вторую вылазку: около 1000 французских солдат атаковали батарею капитана Кикина, отряд которого состоял из 310 русских солдат и 130 турок. Нападение было отражено артиллерийским огнем и холодным оружием. В решающий момент боя русские солдаты сами пошли в штыковую атаку, и французы, понеся большие потери, отступили в крепость.

Несмотря на эту неудачу, осажденные осмелели, их нападения на союзные войска участились. При этом они старались атаковать те участки, которые занимали турки и греческие ополченцы. Островитяне при виде французов обычно бежали, не принимая боя. Во время этих стычек Ф. Ф. Ушаков окончательно убедился, что при штурме крепости рассчитывать на помощь отрядов, сформированных из местных жителей, ему не стоит.

Командующий соединенной эскадрой хорошо понимал, что расчет противника состоит в том, чтобы на многие месяцы задержать подчиненные ему силы у стен Корфу. Поэтому он решился на крайний шаг – обратился за помощью к губернатору турецкой провинции Янина Али-паше.

Сложность этого решения состояла в том, что Али-паша, формально продолжая быть вассалом султана Селима III, фактически от него не зависел. Албанские воинские формирования в Янине подчинялись только его приказам. Даже среди турецких солдат ходили легенды о зверских расправах албанцев над пленными и мирным населением.

Жители Ионических островов были потрясены, узнав о страшной резне, устроенной войсками Али-паши в захваченном ими греческом городе Превеза. И французы, несомненно, были наслышаны о том, как эти головорезы обращаются с пленными.

За помощь Али-паша требовал от Ф. Ф. Ушакова половину французской артиллерии и все малые французские суда, заблокированные на рейде Корфу, на что русский вице-адмирал согласиться не мог. Торг с Али-пашой продолжался около двух месяцев. За это время союзная эскадра существенно усилилась.

9 (20) декабря к острову Корфу прибыл из Египта отряд капитана 2-го ранга А. А. Сорокина, а 30 декабря (10 января 1799 года) из Севастополя пришли два новых 74-пушечных корабля под командованием контр-адмирала П. В. Пустошкина – «Симеон и Анна» (командир – К. С. Леонтович) и «Святой Михаил» (командир – И. О. Салтанов).

Таким образом, к началу января 1799-го у Корфу было сосредоточено 12 кораблей и 11 фрегатов. По числу орудий соединенная эскадра имела почти двойное превосходство над противником. Однако корабли и суда могли стрелять только одним бортом. Преимущество союзников состояло лишь в том, что крепостная артиллерия Корфу была лишена возможностей для маневра и сосредоточения огня на решающих участках боя.

Во время осады союзники испытывали большие трудности со снабжением боеприпасами и продовольствием. Турки доставляли недоброкачественные продукты, причем с большими перебоями. Холодная и дождливая погода привела к росту заболеваний.

Обстановка вынуждала Ф. Ф. Ушакова как можно скорее завершить борьбу за Корфу. Гарнизон под командованием смелого и энергичного генерала Шабо регулярно предпринимал вылазки.

Для французов остров Корфу также стал проблемой, требующей быстрого решения. Из Анконы на 3 кораблях и 2 транспортах в осажденную крепость было отправлено подкрепление численностью около 3 тыс. человек. Встретившись в море с кораблями контр-адмирала П. В. Пустошкина, французы уклонились от боя и возвратились в Анкону. Однако не было никаких оснований надеяться, что эта попытка усилить гарнизон Корфу будет последней.

Темной зимней ночью 26 января (6 февраля) 1799 года, прорвав кольцо блокады в месте, охраняемом турецкими кораблями, из гавани Корфу ушли 74-пушечный «Ле Женере», бриг и галера.

Все это убеждало Ф. Ф. Ушакова, что медлить с переходом к решительным действиям больше нельзя.

2 (13) февраля на Корфу прибыл Али-паша Янинский с войсками (2,5 тыс. человек) Неожиданно для русского адмирала пришло подкрепление, посланное и двумя другими албанскими пашами. С ними общее число прибывших на Корфу албанцев составило 4250 человек. Однако численность этих войск была почти в три раза меньше обещанной султаном.

В 7 часов утра 18 февраля (1 марта) по сигналу Ф. Ф. Ушакова русско-турецкие силы начали штурм острова Видо и передовых укреплений крепости Корфу.

Флагманский корабль командующего соединенной эскадрой 84-пушечный «Святой Павел» (командир – Е. П. Сарандинаки) подошел к укреплениям Корфу на расстояние картечного выстрела и несколькими залпами подавил крепостную батарею № 2.

Против острова Видо действовали 4 корабля (74-пушечные «Святой Петр» – командир Д. Н. Сенявин, «Захарий и Елисавет» – командир И. А. Селивачев, «Симеон и Анна» – командир К. С. Леонтович, 66-пушечный «Мария Магдалина» – командир А. И. Тимченко) и 4 фрегата (26-пушечный «Григорий Великия Армении» – командир И. А. Шостак, 44-пушечный «Святой Николай» – командир П. П. Марин, 46-пушечные «Навархия» – командир Н. Д. Войнович и «Казанская Богородица» – командир Т. Мессер).

Кроме них, в бомбардировке острова принимали участие шхуна, посыльное судно, а также 22 корабля, 6 фрегатов, корвет и канонерская лодка турецкого флота.

Став на шпринг, корабли и суда открыли сильный огонь с дистанции картечного выстрела по пяти французским батареям, установленным на острове Видо.

Безошибочно определив решающий момент боя, Ф. Ф. Ушаков приказал начать высадку десанта (2,1 тыс. человек), не дожидаясь окончания бомбардировки.

В 14 часов над островом был водружен Андреевский флаг. Комендант Видо бригадный генерал Пиврон, 20 офицеров и 402 солдата сдались на милость победителей. Потери французов были ужасающими. Из 800 человек, оборонявших остров, 377 было убито, а все попавшие в плен имели ранения различной тяжести. Русские потеряли ранеными и убитыми 125 человек, турки – 78.

Солдаты Али-паши перед началом приступа неожиданно отказались участвовать в штурме и наблюдали за боем со стороны. В сражении приняли участие лишь те отряды, которые были отправлены на Корфу другими албанскими пашами, при этом 23 албанца были убиты и 82 ранены.

Во время штурма острова Видо понес потери и французский флот. Корабль «Леандр» и фрегат, пытавшиеся противодействовать русским, получили такие тяжелые повреждения, что едва смогли уйти под защиту своих береговых батарей.

Покончив с гарнизоном Видо, Ф. Ф. Ушаков приказал атаковать укрепления так называемой Новой Крепости – форты Святого Авраама, Святого Рока и Святого Сальвадора, прикрывавшие северный проход в гавань острова Корфу.

И в этом случае на приступ пришлось идти со значительно меньшими силами, по сравнению с теми, на которые рассчитывал Ф. Ф. Ушаков. На этот раз в штурме отказались участвовать местные ополченцы, посчитавшие дело безнадежным. Несмотря на это, точно в назначенное время русско-турецкие отряды, усиленные десантом, сформированным из вооруженных ружьями матросов, пошли в атаку.

Расчет Ф. Ф. Ушакова оказался верным. Защитники фортов Новой Крепости еще не пришли в себя от потрясения, которое они испытали при виде того, что стало с укреплениями и гарнизоном острова Видо после уничтожающего артиллерийского удара русско-турецкой эскадры. Первым пал форт Святого Рока. Как только русские солдаты и матросы, преодолев рвы, по штурмовым лестницам ворвались внутрь форта, французы поспешно заклепали пушки и, взорвав пороховые погреба, в беспорядке побежали в сторону форта Святого Сальвадора. На их плечах атакующие ворвались и в этот форт. Через полтора часа было взято и третье укрепление Новой Крепости – форт Святого Авраама.

Действия штурмовых отрядов эффективно поддержала огнем корабельная артиллерия четырех русских судов и одного турецкого судна. Ее роль во взятии Корфу была решающей.

После падения Новой Крепости противник окончательно утратил волю к сопротивлению.

19 февраля (2 марта) 1799 года французы обратились к союзному командованию с просьбой начать переговоры о капитуляции.

На другой день состоялась церемония официальной сдачи крепости и ее гарнизона победителям. Общее число пленных составило 2931 человек, включая четырех генералов. В крепости было взято 636 орудий, 137 тыс. ядер, 132 тыс. патронов, 3060 пудов (около 50 т) пороха, 137 ружей, амуниция, полуторамесячный запас провианта. В гавани Корфу были захвачены 54-пушечный корабль «Леандр», 32-пушечный фрегат «Ла Брюн», 8-пушечная полякра «Экспедицион», бомбардирское судно «Фример», 2 галеры, 7 полугалер, 4 бригантины и 3 торговых судна. Кроме того, в порту «нашлось немалое количество дубовых и сосновых лесов, годных ко исправлению кораблей и рангоута…»

За взятие Корфу Ф. Ф. Ушаков был произведен императором в очередной воинский чин: он стал полным адмиралом.