1790 – Бой в Керченском проливе

В 1790 году Турция предприняла попытку вернуть Крым. Для высадки войск на побережье полуострова к нему была направлена эскадра из 10 линейных кораблей, 8 фрегатов и 36 вспомогательных судов.

28 июня (9 июля) 1790 года, получив известие о появлении турецкого флота у берегов Крыма, контр-адмирал Ф. Ф. Ушаков донес об этом главнокомандующему Черноморским флотом князю Г. А. Потемкину, и вскоре получил от него приказ: выйти в море, найти противника и «решить с ним дело».

2 (13) июля Севастопольская эскадра покинула Ахтиарскую бухту. В походном строю следовали 5 кораблей (80-пушечный «Рождество Христово», 66-пушечные «Мария Магдалина», «Святой Павел», «Преображение Господне» и «Святой Владимир»), 11 фрегатов (включая 50-пушечные «Апостол Андрей», «Александр Невский», «Святой Георгий Победоносец» и 46-пушечные «Петр Апостол», «Иоанн Богослов»), 2 брандера, репетичное судно и 15 малых судов. Свой флаг Ф. Ф. Ушаков держал на 80-пушечном корабле «Рождество Христово».

Находясь в Севастополе, Ф. Ф. Ушаков объявил своим приказом новое боевое расписание эскадры. В авангард, кордебаталию и арьергард он включил по 3 корабля и по 2 фрегата. На переходе морем было проведено несколько эскадренных учений, во время которых отрабатывались боевые эволюции и приемы артиллерийской стрельбы.

8 (19) июля у Анапы была обнаружена турецкая эскадра – 10 кораблей, 8 фрегатов и 36 малых судов. Противник более чем в два раза превосходил русскую эскадру по числу малых судов и обладал существенным преимуществом в артиллерии (1 100 турецких пушек против 860 русских).

Командир русской эскадры решил принять бой, построив корабли и фрегаты в линию баталии на левом галсе, а малые суда – в три колонны с подветренной стороны.

Около 12 часов дня турецкая эскадра, бывшая в это время на ветре, стала спускаться на авангард Ф. Ф. Ушакова (3 корабля и 2 фрегата под командованием капитана бригадирского ранга Г. К. Голенкина), пытаясь его окружить и поставить в два огня. Турки были отбиты дружными залпами пушек, меткость стрельбы которых привела противника в замешательство.

Чтобы окончательно сорвать замысел капудан-паши, Ф. Ф. Ушаков приказал фрегатам выйти из линии баталии и построиться в кильватерную колонну за кораблями авангарда.

Вторую атаку турок на головные корабли эскадры Ф. Ф. Ушакова русские встретили плотным артиллерийским огнем, мощь которого нарастала по мере того, как в бой вступали корабли кордебаталии и арьергарда, получившие приказ сократить дистанцию и прибавить парусов.

Около 15 часов ветер изменил направление. Это позволило Ф. Ф. Ушакову сблизиться с противником на дистанцию картечного выстрела и ввести в действие всю артиллерию эскадры.

Контрудар окончательно расстроил управление турецкой эскадрой. 3 вражеских корабля, получившие наиболее сильные повреждения, уже были готовы сдаться и спаслись от плена лишь благодаря тому, что капудан-паша все же успел их прикрыть.

Эскадра противника была основательно потрепана. Флагманский корабль ее арьергарда загорался дважды, а корабль бея, возглавлявшего авангард, был настолько разбит, что потерял флаг, который был поднят из воды русской шлюпкой. Бедственное состояние флагманских кораблей произвело столь сильное впечатление на турецкие команды, что даже не пострадавшие в бою корабли и суда стали спускаться под ветер и спасаться бегством.

Начиная преследование противника, Ф. Ф. Ушаков вновь отступил от принципов линейной тактики: он занял место в голове эскадры и приказал строиться в линию баталии «по способности», чтобы не терять лишнего времени на перестроение и как можно скорее добить деморализованного врага. Погоня за турецкими кораблями, обладавшими преимуществом в скорости хода, продолжалась до наступления темноты, которая и спасла вражескую эскадру от полного разгрома.

Если принимать в расчет только материальные потери турецкого флота, то следует признать, что поражение в бою у Керченского пролива для него не было фатальным. От огня русской артиллерии погибло только одно малое судно; остальные корабли и суда, даже сильно избитые, смогли дойти до своих берегов и после исправления повреждений вновь вступили в строй. Однако высадка турецких войск в Крым была сорвана, и этот частный тактический успех русского Черноморского флота оказал существенное влияние на исход всей войны.

Бой в Керченском проливе заслуживает особого внимания еще и потому, что в нем Ф. Ф. Ушаков впервые в практике вооруженной борьбы на море выделил часть сил в резерв. Это позволило ему в критический момент боя получить превосходство над противником на решающем участке, свести на нет все его преимущества и, захватив инициативу, добиться победы.