1967 – 1985 – Период глобального противостояния между СССР и США в Мировом океане

В 1950-х годах начала формироваться концепция присутствия советского Военно-морского флота СССР в Мировом океане. Опыт применения надводных кораблей в удаленных районах Мирового океана накапливался в ходе официальных визитов советских кораблей в зарубежные страны и дальних походов. Так, в 1954–1957 годах 15 боевых кораблей Черноморского флота выполнили 3 визита в Югославию, совершили переходы из Севастополя в Ленинград и Владивосток. В 1956 году отряд боевых кораблей ТОФ (крейсер и 2 эсминца) посетил порт Шанхай (КНР), а в 1959-м отряд такого же состава посетил Джакарту (Индонезия).

В эти же годы к освоению океанских районов приступили подводные лодки. В 1955 году 30-суточное автономное плавание в Баренцевом море совершила подводная лодка под командованием капитана 3-го ранга Т. Н. Лозовского. В июле 1956-го поход в северо-западную часть Тихого океана совершила подводная лодка капитана 3-го ранга В. Н. Поникаровский. В том же году совершили дальние автономные плавания еще 4 подводные лодки ТОФ и СФ, а подводная лодка Тихоокеанского флота под командованием капитана 2-го ранга В. В. Попова впервые совершила 75-суточное плавание.

В 1957 году походы на полной автономности были продолжены. Наиболее значимыми из них стали автономные плавания подводной лодки капитана 2-го ранга А. П. Михайловского в Атлантике и подводной лодки капитана 2-го ранга Н И. Царева в Тихом океане. В 1958 году 2 подводные лодки ТОФ (капитана 2-го ранга Ю. В. Иванова и капитана 3-го ранга Г. Р. Карменка) успешно преодолели зону противолодочной обороны вероятного противника, вскрыв организацию американских противолодочных сил, а подводная лодка СФ капитана 2-го ранга М. К. Малькова в Атлантике совершила поход в южное полушарие. После этого в Южною Атлантику была направлена подводная лодка капитана 2-го ранга Г. Н. Швецова. Достигнув 40° ю. ш., через 135 суток она вернулась в базу. В том же году подводная лодка капитана 2-го ранга Р. А. Голосова ТОФ достигла пролива Дрейка. Продолжительность похода составила 4 месяца, протяженность маршрута – 20 тыс. миль. Уникальный по дальности и длительности переход был выполнен в 1959–1960 годах по маршруту Полярный – Петропавловск-Камчатский экспедицией особого назначения в составе 2 подводных лодок (командиры – капитан 2-го ранга Н. А. Мышкин и капитан 2-го ранга П. Т. Зенченко) с обеспечивавшими их теплоходом и танкером. В 1959-м подводная лодка К-3 под командованием капитана 1-го ранга Л. Г. Осипенко впервые прошла 260 миль подо льдами Арктики.

Спустя два года уже 4 атомные подводные лодки (командиры – Л. М. Жильцов, В. П. Рыков, В. И. Зверев, В. Л. Березовский) совершили походы в Арктику. В 1962 году подводная лодка капитана 2-го ранга В. Н. Чернавина совершила 50-суточное подледное плавание, пройдя подо льдами 1,7 тыс. миль. А 17 июля 1962 года подводная лодка К-3 («Ленинский комсомол») под командованием капитана 2-го ранга Л. М. Жильцова, достигнув Северного полюса, всплыла и установила на нем Государственный флаг СССР. В сентябре 1963-го атомная подводная лодка капитана 2-го ранга И. Р. Дубяги за 2 недели перешла подо льдами с Северного флота на Тихоокеанский флот. Следом за ней по этому маршруту проследовала К-178 под капитана 1-го ранга А. П. Михайловского. В сентябре-октябре поход к Северному полюсу совершила подводная лодка капитана 2-го ранга Ю. А. Сысоева.

В первой половине 1960-х годов появились объективные и субъективные условия для пересмотра взглядов на применение ВМФ.

Определенную роль в этом сыграл опыт, приобретенный в 1962 году, когда ВМФ дважды оказался буквально в одном шаге от непосредственного участия его сил в военных действиях. В первый раз такая ситуация возникла, когда, вступив в конфликт с Нидерландами по вопросу о принадлежности Западного Ириана (ныне индонезийской провинции на острове Новая Гвинея), правительство Индонезии (в то время дружественной Советскому Союзу), намереваясь решить его силой, в августе 1962-го подготовило операцию, в которой основные задачи возлагались на флот, хотя процесс создания национального ВМФ, в котором решающую роль играли советские военные специалисты, к этому времени еще не завершился.

По решению политического руководства СССР базировавшаяся в Сурабае бригада из 6 подводных лодок, подлежавших передаче индонезийцам вместе с плавбазой, должна была принять участие в боевых действиях на стороне индонезийцев. Этого не произошло лишь потому, что Нидерланды согласились решить проблему дипломатическим путем. В значительно большей степени ревизии взглядов на роль и место ВМФ в будущей войне, а главное – в ее предотвращении, способствовала неудачная попытка скрытного перебазирования на Кубу 4 дизель-электрических подводных лодок в октябре-ноябре 1962 года. По мере расходования заряда аккумуляторных батарей, они были вынуждены всплывать в условиях, когда их поиск вели 2 авианосные противолодочные группы, около 200 противолодочных кораблей и более 10 подводных лодок ВМС США и их союзников. Будучи обнаруженными в Саргассовом море, 2 подводные лодки сумели вновь погрузиться и оторваться. Третья не смогла совершить этот маневр из-за отказа дизелей и полного разряда аккумуляторных батарей. На помощь ей пришлось отправить спасательное судно, а в базу лодка возвращалась в надводном положении с «эскортом» из кораблей США и других стран НАТО. И только четвертая лодка дошла до назначенного района действий и выполнила задачу скрытно. Эти примеры показали, что, вопреки представлениям, сложившимся у военно-политического руководства СССР до этого кризиса, без поддержки надводных сил подводные лодки в океане действовать не смогут. К такому же выводу пришли после подведения итогов первого группового кругосветного плавания под водой, которое совершили 2 атомные подводные лодки Северного флота (командиры – капитан 2-го ранга Л. Н. Столяров и капитан 2-го ранга В. Т. Виноградов) под общим командованием контр-адмирала А. И. Сорокина.

Решающим фактором выхода ВМФ СССР в Мировой океан стала необходимость активного противодействия распространению влияния США на все стратегически важные регионы мира. Наличие в них группировок ВМС и военных баз обеспечивало им контроль над военно-политической обстановкой и поддержку лояльных США режимов в государствах всех этих регионов. Советский Союз такими возможностями не располагал, его влияние распространялось главным образом на страны Восточной Европы, в которых находились его стратегические наземные группировки – группы советских войск. Усиление народно-освободительных движений в странах Африки, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии создавало для СССР потенциальные возможности по расширению сфер влияния. Однако направление туда советских воинских контингентов, их участие в войнах и военных конфликтах на стороне дружественных политических сил требовало значительных финансовых и материальных затрат и было чревато обострением и без того напряженных отношений с США и их союзниками. Единственным видом Вооруженных сил Советского Союза, который мог эффективно решить эту задачу, не создавая проблем или, по крайней мере, снижая потенциальные затраты, являлся Военно-морской флот. Его силы могли длительное время находиться там, где это было необходимо для защиты национально-государственных интересов СССР, действуя за пределами территориальных морей других государств, не нарушая их суверенитета и не вызывая международных осложнений. Присутствие флота в стратегически важных районах Мирового океана позволяло избежать проблем, связанных с приобретением прав размещения авиационных или сухопутных формирований на территории других государств. При необходимости силы флота могли принять участие на стороне дружественных стран и политических режимов в войнах и военных конфликтах путем демонстрации силы или ее ограниченного применения. В большинстве случаев одного лишь присутствия кораблей ВМФ СССР и демонстрации его флага в регионе было достаточно для поддержания политической стабильности, а для Советского Союза – развития военно-стратегической обстановки.

Усиление влияния военно-стратегического фактора на изменение подходов к применению советского ВМФ было обусловлено возросшей военной угрозой с морских и океанских направлений из-за значительного расширения возможностей американских ВМС по нанесению ударов по объектам на территории СССР. Наибольшую опасность представляли авианосные ударные соединения и атомные подводные лодки с баллистическими ракетами, постоянно находившиеся в Средиземном море. На всех театрах на боевом патрулировании одновременно находилось 19–20 подводных лодок. Это позволяло вероятному противнику иметь возможность в кратчайший срок поразить более 200 городов на территории Советского Союза и его союзников. Поэтому заблаговременное развертывание части сил ВМФ в готовности к отражению внезапных ударов с океанских и морских направлений стало крайней необходимостью. А это потребовало создания временных формирований, обеспечивавших постоянное присутствие в стратегически важных районах Мирового океана.

Первое такое соединение (14-я смешанная эскадра) было сформировано в мае 1965-го из кораблей, находившихся на боевой службе в Средиземном море. С 1967 года на его основе была сформирована 5-я оперативная эскадра. Стимулом для принятия окончательного решения о ее создании послужила разразившаяся в июне этого года так называемая шестидневная арабо-израильская война, побудившая правительство Египта (ОАР) к активному военному сотрудничеству с Советским Союзом с предоставлением ему права базирования сил боевой службы в своих портах, а подразделений морской авиации – на аэродроме Каир-Вест.

К январю 1968-го были сформированы 7-я оперативная эскадра на Северном флоте и 10-я – на Тихоокеанском. Районами их постоянного присутствия стали Баренцево, Норвежское и Южно-Китайское моря. В Индийском океане была сформирована 8-я эскадра кораблей специального назначения с целью обеспечения космических полетов и запусков на околоземную орбиту спутников, и до 1974 года боевую службу в этом районе несли отдельные отряды боевых кораблей, а также подводные лодки Тихоокеанского флота. В 1974 году 8-я эскадра кораблей специального назначения была переформирована в 8-ю оперативную эскадру. В ее состав вошли подводные лодки, боевые корабли и вспомогательные суда ТОФ. В начале 1980-х годов для обеспечения советского военно-морского присутствия в южных морях Тихого океана была сформирована 17-я оперативная эскадра с базированием в порту Камрань (Вьетнам). А на базе 5-й оперативной эскадры была сформирована 5-я (Средиземноморская) флотилия ВМФ.

Начало несения боевой службы силами Военно-морского флота в оперативно важных районах Мирового океана многократно расширило возможности СССР по влиянию на военно-политическую обстановку в регионах, прилегающих к районам несения боевой службы. Так, в июне 1967-го группировка в составе нескольких надводных кораблей и подводных лодок оказалась в районе военных действий в ходе шестидневной войны между Израилем и коалицией арабских государств. В связи с неблагоприятным для союзников СССР развитием обстановки советское правительство предупредило руководство США, что если Израиль не прекратит военные действия, то Советский Союз не остановится перед принятием мер военного характера. Министром обороны были даны конкретные указания главнокомандующим видами Вооруженных сил о подготовке к применению войск и сил в случае эскалации конфликта, в связи с чем израильское правительство было вынуждено в тот же день заявить о прекращении огня.

Примерами применения сил ВМФ как сдерживающего фактора являются действия Тихоокеанского флота во время американо-северокорейского кризиса 1968 года, пакистано-индийского вооруженного конфликта 1971 года, в ходе арабо-израильской войны 1973 года и вооруженного конфликта между Китаем и Вьетнамом 1979 года.

Так, во время «октябрьской» арабо-израильской войны 1973 года уже через неделю после начала военных действий обе стороны обратились к союзникам за материальной помощью. США приступили к доставке оружия Израилю, а Советский Союз – арабским странам. Военные грузы перевозились главным образом на морских судах. Чтобы предотвратить попытки израильтян сорвать советские военные поставки арабским странам, в Восточном Средиземноморье были сосредоточены 34 надводных корабля и 23 атомные подводные лодки.

В 1975-м, когда войска ЮАР вторглись в Анголу и с Кубы перебрасывались кубинские войска, прикрытие перевозивших их болгарских транспортов осуществлял отряд боевых кораблей советского ВМФ. В следующем году группа боевых кораблей ВМФ СССР у берегов Анголы была усилена. В ее состав был включен большой десантный корабль с морскими пехотинцами на борту. Присутствие группы обеспечило безопасность советских и кубинских торговых судов, следовавших с военными грузами в Анголу.

В ходе войны между Эфиопией и Сомали в 1977–1978 годах ВМФ, занимаясь эвакуацией ПМТО из Берберы, пришлось одновременно обеспечивать переброску в эфиопский порт Асэб вооружения, техники и личного состава кубинских войск (6 бригад общей численностью 18 тыс. человек).

Конвоирование советских транспортов в Средиземном море осуществляли корабли 5-й оперативной эскадры. От Суэцкого канала до порта Асэб они шли под охраной боевых кораблей 8-й оперативной или 5-й оперативной эскадр.

Только в ноябре 1977-го – январе 1978 года они провели в составе этих конвоев более 50 судов. А соединение кораблей ВМФ в Красном море наряду с этим выполняло боевые задачи в интересах вооруженных сил Эфиопии.

В ряде случаев силы ВМФ создавались для решения специальных задач. В 1972 году по просьбе правительства Бангладеш об оказании помощи в ликвидации последствий пакистано-индийского военного конфликта из кораблей и судов ТОФ была сформирована Экспедиция особого назначения – ЭОН-12 (5 тральщиков, аварийно-спасательное судно, морской буксир, танкер, плавмастерская, киллектор, гидрографический промерный бот, разъездной и десантный катера) под командованием контр-адмирала С. П. Зуенко. После боевого траления и работ по подъему затонувших судов, проведенных силами экспедиции, главный бангладешский порт Читтагонг был введен в строй.

После арабо-израильской войны 1973 года А. Садат был вынужден вновь обратиться к СССР, столкнувшись в 1974-м с проблемой разминирования южной части Суэцкого залива. США, Франция и Великобритания ему отказали. Советский Союз согласился. Военно-морскому флоту была поставлена задача произвести в 1975–1976 годах разминирование минных полей Арабской республики Египет в Средиземном море, в районе Порт-Саид-Дамиетта. Отдельный отряд траления (9 тральщиков и 2 укладчика шнуровых зарядов, 5 судов обеспечения ТОФ, противолодочный крейсер с 6 вертолетами ЧФ) численностью около 1600 человек под командованием капитана 1-го ранга А. Н. Аполлонова ликвидировал минную опасность на площади свыше 1250 кв. миль (2315 кв. км), открыв для судоходства Суэцкий залив и Суэцкий канал.

Наивысшего напряжения деятельность ВМФ СССР в Мировом океане достигла на рубеже 1980-х. В 1978–1979 годах на боевой службе одновременно находилось 120 кораблей и вспомогательных судов, включая 30 подводных лодок. Боевые корабли и суда обеспечения совершили за это время 581 поход (атомные подводные лодки – 77, дизель-электрические – 70), совершили 13 официальных визитов и 387 деловых заходов в 61 порт 38 иностранных государств.

С середины 1980-х годов, после взятия военно-политическим руководством СССР курса на разрядку международной напряженности и принятия оборонительной военной доктрины, военно-морская деятельность Советского Союза в Мировом океане стала постепенно сворачиваться и в начале 1990-х годов в основном прекратилась.

Основные усилия ВМФ были направлены на выполнение задач стратегического сдерживания, которое с конца 1960-х осуществлялось атомными подводными ракетоносцами.

В 1965 году боевую службу несла всего одна подводная лодка с баллистическими ракетами на борту. В 1971–1976 годах в океан выходило от 21 до 38 ракетных подводных лодок, к началу следующего десятилетия за год ими совершалось более 95 походов в районы несения боевой службы. В дальнейшем число таковых стало снижаться, в том числе и потому, что в строй стали вступать подводные ракетоносцы с ракетами межконтинентальной дальности, и необходимости направлять их на позиции в удаленные районы Мирового океана уже не было.

Важнейшим результатом боевого патрулирования советских подводных ракетных крейсеров стратегического назначения стало достижение военно-стратегического паритета с ВМС США по морским стратегическим ядерным силам. К началу 1980-х годов в случае развязывания агрессии против СССР могли поразить более 1000 объектов на территории США и стран НАТО. Особую роль в тот период сыграло введение в состав ВМФ морской ракетно-ядерной системы стратегического назначения «Тайфун».

Существенный вклад в обеспечение военной безопасности государства вносили силы боевой ВМФ, осуществлявшие поиск и слежение за носителями ядерного оружия ВМС США – атомными ракетными подводными лодками и авианосными ударными группами (АУГ).