1956–1985 – Становление современной школы отечественного военно-морского искусства

В первые послевоенные годы теория военно-морского искусства, основанная на положениях, выработанных авторами Временного Боевого устава Морских сил 1937 года, Временного Наставления по ведению морских операций 1940 года, курсов оперативного искусства и стратегии Военно-морской академии, развивалась за счет обобщения опыта применения советского ВМФ в Великой Отечественной войне. С середины 1940-х до середины 1950-х годов советская военная стратегия описывала характер будущей войны по аналогии с прошедшей, в которой роль ВМФ ограничивалась действиями в прибрежных районах. Военное строительство основывалось на том, что главную задачу в войне будут решать сухопутные войска, а достижение целей военных действий возможно только после разгрома противостоящих группировок противника и овладения его территорией. Этим обосновывалась в военное время необходимость оперативного подчинения объединений ВМФ фронтам и армиям, а в мирное (в части, касающейся оперативной подготовки и оперативного планирования) – военным округам. Поэтому теоретические основы применения ВМФ, несмотря на широкий спектр и сложность свойственных ему задач, разрабатывались в основном с точки зрения содействия силами флота фронтовым или армейским соединениям. Ведение Военно-морским флотом стратегических действий как относительно самостоятельного направления вооруженного противоборства в войне не предусматривалось.

Боевая деятельность иностранных флотов во Второй мировой войне оставалась, по существу, вне поля зрения советских исследователей. Однако некоторое влияние их опыта на советское военно-морское искусство все же имело место. Оно выразилось в том, что в проекте нового Наставления по ведению морских операций (НМО-51) впервые было дано определение военно-морской стратегии, которой разрабатываются «способы наилучшего использования Военно-морских сил для достижения победы над врагом», и сформулированы ее задачи: организация, строительство и подготовка ВМФ и морских театров к войне; разработка плана применения ВМФ в войне, определение целей, содержания и характера морских операций; разработка «планов проведения крупных морских операций несколькими флотами и флотилиями при их оперативно-стратегическом взаимодействии», «организация стратегического и оперативного взаимодействия флотов и флотилий и согласование их действий с приморскими фронтами», а также разработка вопросов, «связанных с обеспечением действий ВМФ в войне».

Военно-морская стратегия вошла в учебные программы Военной академии Генерального штаба. Однако уже в 1953 году на военно-научной конференции, проходившей в ее стенах, было заявлено о невозможности ее признания, поскольку подобное решение противоречило принципу единства военной стратегии.

И хотя положения военно-морской стратегии были нацелены на перспективы, которые появлялись с началом трансформации ВМФ в атомный и ракетоносный, военно-политическое руководство СССР во главе с Н. С. Хрущевым рассматривало вопросы применения флота в будущей ракетно-ядерной войне исходя из его текущего состояния, которое было таково, что не могло оказать решающего влияния на исход возможного противостояния.

Тем не менее обстановка на океанско-морских театрах будущей войны уже требовала принятия мер для парирования угроз с этих направлений и ограничения свободы военно-морской деятельности стран Запада в мирное время. Трансформация ВМФ из прибрежного в океанский открывала пути для обеспечения национальных интересов в удаленных районах Мирового океана. Однако военной доктриной СССР предусматривалось ведение ракетно-ядерной войны, прежде всего на европейском театре военных действий, а в строительстве вооруженных сил приоритет отдавался ракетным войскам стратегического назначения и сухопутным войскам. В этом состояла одна из главных причин того, что развитие теории стратегического применения ВМФ в первое послевоенное десятилетие искусственно ограничивалось сверху – политическим руководством и высшим руководящим составом Вооруженных сил СССР. А в 1957 году, когда вновь был поставлен вопрос «о морской стратегии как категории военно-морского искусства» и в журнале «Военная мысль» была опубликована статья начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза В. Д. Соколовского о «недопустимости выделения военно-морской стратегии из общей стратегии Вооруженных сил», ее развитие вообще прекратилось, что самым негативным образом отразилось на эволюции оперативного искусства ВМФ, которое не могло развиваться гармонично без опоры на положения и идеи его высшей области – теории стратегического применения ВМФ.

Большинство адмиралов и офицеров – участников конференции авторского и читательского актива журнала «Морской сборник», проведенной по инициативе главного командования Военно-морских сил в конце 1950 года оценили результаты научной работы в первом послевоенном пятилетии как неудовлетворительные. Действительно, в 1946–1955 годах результативность отечественной военно-морской науки оказалась практически нулевой. Боевой устав 1945 года представлял собой лишь новую версию довоенного «БУ МС 37». Попытки разработать новое Наставление по ведению морских операций оказались и вовсе неудачными: работа по созданию НАМО-46 была остановлена, НМО-51 было издано только как проект. Учебник по курсу «Оперативное искусство Военно-морских сил», разработанный В. А. Белли в 1947 году, так и не вышел в свет. Все научно-теоретические дискуссии первого послевоенного десятилетия завершились безрезультатно.

С 1956 года до начала 1970-х по всем направлениям, составляющим теоретические основы военно-морского дела государства, научные исследования активизировались. Их результаты широко обсуждались и проверялись практикой оперативной и боевой подготовки и в ходе боевой службы. Положения и идеи, подтверждаемые опытом, становились базой для новых основополагающих уставных документов ВМФ. В 1971–1985 годы, по существу, впервые в истории нашего государства основные принципы, определявшие развитие Военно-морского флота и его применение в военное и мирное время, получили строгое теоретическое обоснование.

Заслуга С. Г. Горшкова и теоретиков его школы заключается прежде всего в том, что они смогли в полной мере использовать достижения современной им науки для обоснования планов строительства Военно-морского флота и способов его применения в военное и мирное время. И возникновение этой школы самым непосредственным образом связано с новыми явлениями в вооруженной борьбе на море.

Первым значительным трудом, в котором были сформулированы основополагающие положения и идеи этой школы, стала разработанная в 1954 году адмиралом С. Г. Горшковым (в то время – командующим Черноморским флотом) монография «Общие особенности ведения морских операций в условиях применения атомного оружия». В этап становления эта школа вступила после защиты в 1963 году начальником кафедры ВМА, контр-адмиралом В. С. Лисютиным диссертации «Основы современного искусства военно-морского флота и некоторые тенденции его развития». А важнейшим ее достижением на этой стадии стало определение морской операции как «совокупности согласованных и взаимосвязанных по цели, месту и времени боевых усилий (ударов, боев, атак и маневров) объединений и соединений Военно-морского флота, проводимых на океанских и морских театрах самостоятельно и во взаимодействии с другими видами Вооруженных сил по единому замыслу и плану для решения оперативных или стратегических задач».

Параллельно с разработкой теории военно-морского искусства велась работа по формированию общих основ теории управления силами ВМФ, конечные результаты которой связывались с перспективами использования в военно-морском деле вычислительной техники.

В мае 1976-го в Военно-морской академии прошла читательская конференция по книге Главнокомандующего Военно-морским флотом «Морская мощь государства», в которой участвовало около 1000 человек – руководящий состав, преподаватели и слушатели академии, адмиралы и офицеры Главного штаба и центральных управлений ВМФ, Ленинградской военно-морской базы, военно-морских учебных заведений и научно-исследовательских учреждений, представители 24 организаций Министерства обороны. Этот труд занял центральное место в творческом наследии С. Г. Горшкова. Положения созданного им учения о морской мощи государства стали основой строительства ВМФ в третьем десятилетии его пребывания в должности Главнокомандующего ВМФ. И сегодня оно не утратило своей теоретической и практической значимости как одно из самых выдающихся произведений военной мысли ХХ века.

Взгляды на основы стратегического применения ВМФ были представлены в трудах, созданных С. Г. Горшковым в конце 1960–1970-х. В число стратегических действий на океанских ТВД включались уничтожение атомных подводных ракетоносцев, авианосных соединений, противолодочных сил противника, нарушение его океанских и морских коммуникаций и блокадные действия, действия по обороне своих морских коммуникаций и системы базирования сил ВМФ. Предусматривалось также, что силы и войска флота будут участвовать в действиях Вооруженных сил на континентальных театрах.

В середине 1970-х годов окончательно определилось содержание понятия «боевая служба», включавшее в себя боевое патрулирование ракетных подводных крейсеров стратегического назначения в готовности к нанесению ракетно-ядерных ударов по территории вероятного противника; поиск атомных ракетных подводных лодок и постоянное слежение за ними в готовности к немедленному применению по ним оружия; поиск авианосцев и слежение за ними в готовности к их уничтожению с началом войны; ведение систематической разведки и патрулирования в оперативно-важных районах Мирового океана.

Определение «морской операции» было уточнено. В середине 1980-х годов в содержание этого понятия включалась совокупность согласованных и взаимосвязанных по цели, месту времени морских сражений, боев и ударов, проводимых в отдельных районах (зонах) океанских и морских театров военных действий специально создаваемыми группировками разнородных сил флота самостоятельно и во взаимодействии с объединениями, соединениями и частями других видов Вооруженных сил по единому замыслу и плану для решения отдельных, наиболее важных оперативных и оперативно-тактических задач.

Операции и боевые действия объединений ВМФ в совокупности составляли взаимосвязанную систему операций и боевых действий на море, в которой операции и боевые действия флотилий, эскадр, ВВС, а также отдельные морские операции группировок сил ВМФ занимали подчиненное положение по отношению к операции флота в целом.

Решающий вклад в развитие отечественной военно-морской науки в 1956–1985 годах внесли С. Г. Горшков, К. А. Сталбо, В. П. Боголепов, В. С. Лисютин, В. А. Абчук, В. Г. Суздаль, Ф. М. Матвейчук. Существенное влияние на развитие теории военно-морского искусства и формирование новых отраслей военно-морской науки оказали работы И. Я. Динера, М. К. Холодова, Н. П. Вьюненко, Г. Р. Карменка, Н. В. Махрова, Б. Н. Макеева, Н. С. Волгина, В. С. Сысоева.