1941–1944 – ВМФ в обороне Заполярья, балтийских баз и в битве за Ленинград

29 июня 1941 года, когда части 19-го немецкого горно-стрелкового корпуса из района Петсамо при поддержке авиации перешли в наступление на мурманском направлении, нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов приказал Военному совету Северного флота «войти в Мотовский залив и до последнего момента оказывать поддержку армии». В тот же день враг был остановлен на перешейке полуострова Средний, и в дальнейшем на этом направлении его попытки наступать успеха не имели.

Войска противника, наступавшие вдоль дороги Петсамо – Мурманск, к 30 июня 1941 года вышли к реке Западная Лица и овладели плацдармом на ее восточном берегу. Чтобы не дать им закрепиться на этом участке и развить наступление в сторону Мурманска, командованием 14-й армии и Северного флота 5 июля 1941 года было принято решение высадить в этом районе морской десант. На разработку боевых документов и подготовку десантников были отведены только сутки. Все приказы и распоряжения отдавались исключительно в устной форме. Артиллерийская и авиационная подготовка участка высадки не производилась. Содействие войскам десанта огнем корабельной артиллерии осуществляли эскадренный миноносец, 3 сторожевых корабля, 2 тральщика, 3 морских охотника и батареи береговой обороны. Их взаимодействие со стрелковыми подразделениями организовывалось в соответствии с общими требованиями уставных документов, а детали из-за недостатка времени на более тщательную подготовку уточнялись уже в ходе боя за высадку. Стрелковый батальон численностью 529 человек, высадившийся на побережье губы Нерпичьей, поставленную задачу решил. Успех был обеспечен главным образом благодаря внезапности действий.

Таким же образом были срочно подготовлены и высажены на западный берег губы Западная Лица 7 и 14 июля 1941 года еще два морских десанта. Первый из них, численностью 500 человек, оказал содействие стрелковым частям в отражении наступления войск противника, а второй, численностью 1550 человек, 16 июля усиленный 715 бойцами, позволил частям 14-й армии закрепиться на заранее подготовленных оборонительных рубежах.

Участие кораблей, авиации и частей морской пехоты Северного флота в обороне дальних подступов к Мурманску помогло 14-й армии сорвать попытку противника овладеть этим важным портом, остановить его на рубеже реки Западная Лица, где фронт стабилизировался на длительное время, в связи с чем на северном крыле советско-германского фронта противнику так и не удалось решить ни одну из стоявших перед ним задач. К середине июля 1941-го военные действия на этом участке фронта приняли позиционные формы.

Успешному проведению обороны в Заполярье способствовали систематические высадки флотом тактических десантов, диверсионных десантных отрядов, авиационная и артиллерийская поддержка войск не только корабельной, но и береговой артиллерией.

Срыв наступления противника на мурманском направлении позволил командованию Северного флота полностью осуществить мероприятия по плану мобилизации и развернуть активные боевые действия авиации и подводных лодок против военно-морских сил противника и его морских сообщений.

Не позволяя врагу захватить единственный незамерзающий порт в Заполярье, 14-я армия и Северный флот до конца войны обеспечивали условия для стратегического и оперативного взаимодействия, военно-технического и военно-экономического сотрудничества с союзниками по антигитлеровской коалиции, а также успешное ведение морских операций по проводке арктических конвоев по внешним и внутренним коммуникациям.

Оборона военно-морской базы Либава (Лиепая) началась в первые часы войны и продолжалась до 27 июня. В упорных боях с противником войска и силы флота, защищавшие Либаву, сумели задержать продвижение вражеских войск всего на пять дней, однако в условиях быстрого и крайне неблагоприятного для Северо-западного фронта развития обстановки это имело исключительно важное значение и существенно повлияло на исход борьбы на данном приморском направлении. Опыт непродолжительной обороны Либавы вскрыл ряд ошибок и просчетов, но позволил сделать и несколько важных выводов. Так, он показал необходимость заблаговременного планирования таких действий и единства командования, отработки взаимодействия соединений и частей армии и флота еще в мирное время и инженерной подготовки обороны военно-морской базы с суши. Береговая оборона и ПВО базы к ведению длительной обороны также оказались не готовы, в основном из-за просчетов обеспечивающих служб. Имея один боекомплект для береговой артиллерии, два – для зенитной, за трое суток они израсходовали 1,3 тыс. снарядов 130-мм орудий и 4 тыс. – 76,2-мм зенитных пушек. В результате к исходу 25 июня в береговых батареях оставалось по 10 снарядов на орудие, а в зенитных – 30–35% боекомплекта. В то же время в Либаве хранились большие запасы мин и глубинных бомб, использовать которые было невозможно из-за отсутствия в составе военно-морской базы соответствующих корабельных сил.

Войска либавского гарнизона включали 2 стрелковых полка, один легкий и один гаубичный артиллерийские полки. Авиация состояла из истребительного авиаполка и смешанной авиаэскадрильи военно-воздушных сил Краснознаменного Балтийского флота (КБФ). Но в первый день войны истребительный авиаполк был переброшен на другое направление, а эскадрилья была перебазирована в Ригу, и защитники Либавы были вынуждены сражаться без прикрытия с воздуха и авиационной поддержки. В качестве стрелковых войск могли быть использованы личный состав флотского полуэкипажа, местного стрелкового батальона, железнодорожной роты и училища противовоздушной обороны ВМФ. Из экипажей кораблей, базировавшихся на Либаве, для действий на суше могло быть выделено еще 200–300 человек.

К концу первого дня войны противник вплотную подошел к Либаве. При отсутствии плана эвакуации, в спешке кое-как удалось загрузить 9 транспортов и отправить их в Таллин. 2 судна не успели отойти от берега и были захвачены врагом. Минный и торпедный склады, склад с горюче-смазочными материалами взорвали, уничтожив около 100 торпед, почти 3 тыс. глубинных бомб, практически весь запас морских мин и минных защитников.

24 июня 1941 года контратакой морского отряда на восточном участке обороны противник был отброшен. Однако эти действия не были поддержаны стрелковыми частями. В образовавшийся при атаке разрыв боевого участка противник вклинился и подошел к городу. Когда исходу этого дня немецкие войска вышли на побережье Балтийского моря севернее Либавы, ее окружение с суши было завершено. Тогда были взорваны эскадренный миноносец, 5 подводных лодок, ледокол, буксир, танкер и паровая шаланда. На следующий день погиб командир 67-й стрелковой дивизии генерал-майор Н. А. Дедаев. Командованием флота был отдан приказ на отход из базы. Организовать эвакуацию ее защитников не удалось. В ночь с 26 на 27 июня 1941 года гарнизон начал прорыв через кольцо вражеского окружения. Лишь часть войск прорвалась в сторону Вентспилса или ушла на катерах в море. Потери флота в Либаве были значительны: помимо взорванных кораблей и судов, при попытках эвакуации погибли еще 2 подводные лодки, 2 торпедных катера и военный транспорт.

Оборона Ханко отличалась тем, что его защитники опирались на оборонительные рубежи, в инженерном отношении подготовленные еще в мирное время, а все войска и силы, оборонявшие военно-морскую базу, централизованно управлялись генерал-майором береговой службы С. И. Кабановым.

Перед началом военных действий здесь базировались 20 торпедных катеров, 8 подводных лодок, дивизион, 3 сторожевых катера типа «Малый охотник» (МО), истребительный авиаполк (60 самолетов); авиационная эскадрилья (9 гидросамолетов). Береговая оборона и противовоздушная оборона (ПВО) базы включали 3 орудия калибром 305-мм, 4 – 180-мм орудия, 10 – 130-мм орудий, 24 – 45-мм орудий, 3 – 130-мм орудия, зенитно-артиллерийский дивизион. В состав гарнизона входили: стрелковая бригада (два стрелковых полка, артиллерийский полк, танковый батальон, саперный батальон, батальон связи, автомобильная рота); 3 зенитно-артиллерийских дивизиона; 3 строительных батальона; 2 строительные роты, пограничный отряд (с дивизионом сторожевых катеров – 4 катера типа МО) и госпиталь.

ВМБ Ханко обеспечивала устойчивость северного фланга Центральной минно-артиллерийской позиции, позволяла осуществлять контроль за морскими коммуникациями на всем пространстве Финского залива и затрудняла действия военно-морского флота Финляндии, одновременно сковывая войска противника, которые могли быть переброшены на Карельское и Ленинградское направления.

Для захвата советской военно-морской базы была создана ударная группа «Ханко», состоявшая из пехотной дивизии с частями усиления (103 орудия калибром до 305 мм).

Начало войны войска и силы ВМБ Ханко встретили в состоянии оперативной готовности № 1, но на протяжении первой недели на данном участке противник бездействовал. Это позволило командованию ВМБ лучше уяснить общую обстановку на театре и проверить боеготовность подчиненных войск и сил. Финские войска атаковали Ханко 29 июня 1941 года. На следующий день они попытались прорвать на перешейке сухопутной границе базы, но понесли большие потери и были отброшены в исходное положение. Попытки взять советскую базу штурмом финское командование предпринимало неоднократно. Однако все они были неудачными.

В связи с этим противник перешел к ведению боевых действий с целью постепенного ослабления советского гарнизона, чтобы с наступлением ледостава захватить Ханко, обойдя оборонительные рубежи с флангов и полностью окружив город. Советское командование понимало, что такая угроза существует, но удержание Ханко имело важное значение для обороны Ленинграда, поэтому было решено вести борьбу за него до последней возможности. В конце концов Ханко был оставлен по приказу. Эвакуация его защитников морем была осуществлена организованно с 23 октября по 5 декабря 1941 года. Противник к этому времени владел обоими берегами Финского залива, и без потерь осуществить эвакуацию не удалось. Из 88 кораблей и судов, принимавших участие в эвакуации гарнизона, 27 погибло. С ними было потеряно около 4 тыс. бойцов, командиров и гражданских лиц. Однако 23 тыс. человек прибыли к месту назначения и были включены в состав Ленинградского фронта. Вместе с ними в осажденный город было доставлено около 2 тыс. т продовольствия, большое количество оружия и боевой техники и около 1000 т боеприпасов.

30 июня 1941 года командующий Балтийским флотом вице-адмирал В. Ф. Трибуц приказал организовать сухопутную оборону главной базы флота Таллина, однако приступить к выполнению его приказа силы флота и войска Красной Армии, находившиеся в городе, смогли только через 2 недели.

7 августа 1941 года войска 18-й полевой армии противника вышли к Финскому заливу в районе Кунды, и соединения Красной Армии, сражавшиеся на подступах к Таллину, были отрезаны от основных сил Северо-Западного фронта. Ставка Верховного Главнокомандования решила без борьбы Таллин не сдавать. Во исполнение требований Ставки и главкома Северо-Западного направления 15 августа 1941 года командующий флотом издал приказ, которым объявлялось, что «руководство всеми силами и средствами армии и флота по обороне Главной базы Военный совет КБФ» принял на себя. К началу борьбы за Главную базу флота на ближних подступах к ней и в гарнизоне Таллина насчитывалось 24,5 тыс. бойцов и командиров стрелковых войск, 11,7 тыс. – в береговой обороне, частях ПВО и ВВС Балтийского флота

Артиллерийским огнем защитников военно-морской базы поддерживали крейсер «Киров», 2 лидера эсминцев, 10 эскадренных миноносцев, 3 канонерские лодки, 8 береговых, одна железнодорожная батарея и 2 бронепоезда Балтийского флота

К моменту подхода противника к Таллину удалось создать два рубежа обороны. Главный был удален от города на 13–15 км, имел глубину 2–3 км и протяженность более 45 км. Основу обороны базы составляла корабельная и береговая артиллерия – 91 орудие калибром от 76 до 305 мм. Кроме того, войска, оборонявшие Таллин, имели 126 орудий полевой артиллерии и 127 зенитных. Для большей согласованности в действиях с флотом и с береговыми батареями помощником командующего сухопутной обороной был назначен флагманский артиллерист Балтийского флота.

С воздуха Таллин прикрывали части истребительной авиабригады флота (59 самолетов).

Утром 20 августа 1941 года после продолжительной артиллерийской подготовки войска противника силами до четырех дивизий перешли в наступление по всему фронту. В течение трех суток защитники Таллина при поддержке авиации, корабельной, береговой, железнодорожной и зенитной артиллерии отражали вражеские атаки противника, и только к утру 23 августа 1941 года они отошли на главный рубеж обороны. С этого времени противник простреливал город и порт на всю глубину. Однако советские войска и силы флота продолжали отстаивать город еще трое суток, в течение которых Военный совет Балтийского флота неоднократно обращался к главкому Северо-Западного направления К. Е. Ворошилову, наркому ВМФ Н. Г. Кузнецову, в Ставку и Генеральный штаб с просьбой оказать срочную помощь или разрешить на эвакуацию. 26 августа 1941 года главком СЗН принял решение об эвакуации из Таллина корабельных сил, войск и боевой техники. Приказ о переводе флота из Таллина в базы, находившиеся в восточной части Финского залива, командующий КБФ издал 27 августа. В этот день для обеспечения посадки войск на транспорты, погрузки боевой техники и имущества защитниками Таллина были предприняты контратаки. А 28 августа, обеспечивая отвод войск с рубежа обороны, корабельная и береговая артиллерия вели заградительный огонь. Части заслона были отведены с позиций в последнюю очередь, после завершения посадки и погрузки.

Переход из Таллина в Кронштадт 28–30 августа 1941 года осуществлялся в условиях высокой минной опасности при сильном противодействии авиации противника. Несмотря на это, в Кронштадт и Ленинград прорвались 104 боевых корабля и катера, 23 транспорта и вспомогательных судна с войсками и гражданскими лицами. Из Таллина было эвакуировано 18 тыс. бойцов и командиров 10-го стрелкового корпуса и личного состава военно-морской базы. Около 5 тыс. человек погибли. Потери в корабельном составе также были значительными – 5 эсминцев, 2 сторожевых корабля, канонерская лодка, 2 подводные лодки, 3 тральщика, сторожевой и торпедный катера, 34 транспорта и вспомогательных судна.

30 августа главком Северо-Западного направления приказал «считать основной задачей Балтийского флота активную оборону подступов к Ленинграду со стороны моря и недопущение обхода морским противником флангов Красной Армии на южном и северном берегах Финского залива». Для усиления артиллерии, прикрывающей Ленинградский укрепленный район, привлекались 2 линейных корабля, 3 крейсера (включая недостроенный) и 3 эскадренных миноносца. Для поддержки гарнизонов укрепрайонов и непосредственно Ленинграда огнем тяжелой морской артиллерии предусматривалось использовать: 2 железнодорожные 180-мм батареи, стационарную 180-мм батарею, морской полигон (1– 406-мм, 1 – 356-мм, 2 – 305-мм, 5 – 180-мм, 1 – 152-мм, 4 – 130-мм и 4 – 100-мм орудий), 2 стационарные 130-мм батареи и 10 – на железнодорожных платформах, 2 стационарные и 2 железнодорожные 152-мм батареи.

Для поддержки ковашинской позиции привлекались: 2 береговые 305-мм батареи, 2 береговые 152-мм батареи, форты «Красная горка», «Серая лошадь» и «Пулково», 100-мм батарея, 2 железнодорожные батареи.

Включение 360 орудий морской артиллерии средних, крупных и сверхмощных калибров от 100 до 406 мм в систему обороны в сочетании с централизацией управления контрбатарейной борьбой в руках командующего артиллерией фронта и его штаба обеспечило ее устойчивость до конца блокады и Ленинградской битвы.

Авиация и противовоздушные средства флота усиливали авиацию фронта и ПВО района Ленинграда, получив самостоятельные секторы и зоны обороны.

Части морской пехоты, их десантно-высадочные средства являлись важнейшим резервом фронтового командования. Запасы морских орудий, мин, снарядов, других материальных средств использовались для усиления обороны. Прикрытие от ударов противника с моря и Ладожского озера, воинские и народнохозяйственные перевозки по водным коммуникациям были полностью возложены на флот. Зимой его силы и войска обеспечивали оборону ледового участка фронта.