1941–1942 – Оборона Одессы, Севастополя, Новороссийска и Туапсе

Обстановка на южном крыле советско-германского фронта, в Молдавии, развивалась не столь драматично, как в Прибалтике. В течение более чем двух недель войны советская государственная граница от устья Дуная до Рени и еще примерно на 100 км вверх по реке Прут прочно удерживалась войсками 9-й армии и Дунайской флотилии. Однако 3–5 июля противнику удалось форсировать Прут и перейти в наступление.

На Кишиневско-Одесском направлении наступала румынская армия. За участие в войне против Советского Союза Румынии были обещаны советская Молдавия и территория между Днестром и Бугом с Одессой. В планах немецко-румынского командования ее захвату придавалось большое значение. В целях обороны приморского фланга Южного фронта, в том числе для прикрытия района Одессы с запада, была создана Приморская группа войск Южного фронта в составе стрелкового корпуса (3 стрелковые дивизии), погранотряда НКВД и укрепрайона. Ей подчинялись Одесская военно-морская база и Дунайская военная флотилия. В середине июля эта группа, усиленная кавалерийской дивизией, была переформирована в Приморскую армию.

Устойчивая оборона Одессы могла сковать крупные силы противника и создать серьезную угрозу его войскам на южном крыле советско-германского фронта. В сложившейся обстановке это имело исключительно важное политическое и стратегическое значение, поэтому еще до подхода к городу войск противника нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов приказал приступить к созданию сухопутной обороны военно-морской базы, привлекая к этому местные власти и население.

Оборонительные работы велись на трех рубежах: передовом – на удалении 20–25 км, главном – в 10–14 км и тыловом – в 6–10 км от Одессы. В самом городе создавались четыре баррикадных рубежа, упирающихся флангами в море.

Перед началом боев за Одессу в ней базировались учебный крейсер, 3 канонерские лодки, 28 торпедных катеров, минный заградитель, 2 тральщика, 4 сторожевых катера и 17 катеров типа МО-4. Противовоздушная оборона обеспечивалась авиационным полком ВВС Южного фронта (30 самолетов) и тремя эскадрильями истребительной авиации Черноморского флота (35 самолетов). Зенитная артиллерия состояла из зенитно-артиллерийского полка (24 орудия), пулеметного батальона (18 зенитных пулеметов), зенитно-прожекторного батальона. После отхода к Одессе Приморской армии к ПВО города стала привлекаться и ее зенитная артиллерия. Значительную роль в обороне военно-морской базы играла береговая артиллерия – 44 орудия калибром от 45 до 203 мм.

5 августа 1941 года Приморская армия, отрезанная от остальных армий Южного фронта, отступила на дальние подступы к Одессе. Этот день и стал первым днем ее обороны. В тот же день Ставка ВГК в директиве главкому Юго-Западного направления и командующему Южным фронтом потребовала: «Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский флот».

Еще до начала боев за Одессу из личного состава военно-морской базы были сформированы 2 морских полка численностью 1200 и 750 человек, которые заняли подготовленные на подступах к Одессе оборонительные рубежи. 6 августа 1941 года из кораблей и боевых катеров, базировавшихся в ней, началось формирование Отряда кораблей северо-западного района, основной задачей которого стала оборона города.

12 августа противник развернул под Одессой наступление по всему фронту. Стремясь выйти к морю и обойти город с востока, соединения 4-й румынской армии особенно яростно атаковали позиции наших войск в районе Аджалыкского лимана. Но сломить сопротивление оборонявшихся не удалось

13 августа 1941 года командующий Приморской армией генерал-лейтенант Г. П. Сафронов своим приказом разделил весь оборонительный район на три сектора – Восточный, Западный и Южный – с указанием границ, состава войск (сил) и ответственных за их оборону – командиров 25-й, 95-й и 421-й стрелковых дивизий. Штабы стрелковых дивизий одновременно выполняли функции штабов секторов обороны, а командиры дивизий являлись их комендантами. Оборона побережья возлагалась на командира Одесской военно-морской базы контр-адмирала Г. В. Жукова.

19 августа 1941 года директивой Ставки ВГК был создан Одесский оборонительный район (OOP) с подчинением его Военному совету Черноморского флота. В состав OOP вошли сухопутные, морские и воздушные силы, находившиеся в Одессе. Оборону ООР возглавил командир Одесской военно-морской базы контр-адмирал Г. В. Жуков, которому Ставка ВГК подчинила соединения, части и учреждения Отдельной Приморской армии и все другие воинские формирования, остававшиеся в районе Одессы, когда она была изолирована с суши.

В это время противник пытался найти в обороне Одессы слабое место, то наступая по всему фронту, то сосредоточивая усилия для атак на позиции защитников города в одном из секторов. При отражении этих попыток войска армии и морские части поддерживали артиллерийским огнем эсминцы «Шаумян», «Незаможник», канонерская лодка «Красная Грузия» и корабли Черноморского флота, приходившие в Одессу с конвоями, доставлявшими в осажденный город подкрепления и боеприпасы. За время обороны города в артиллерийской поддержке сухопутных войск участвовало 22 корабля Черноморского флота (крейсера, эскадренные миноносцы, канонерские лодки), которые осуществили 190 выходов на огневые позиции в прибрежных районах Одессы. Поддержку оборонявших город войск с воздуха осуществляли авиационная группа Одесского оборонительного района (83 самолета, в основном истребители) и ВВС Черноморского флота. Авиация Черноморского флота для содействия войскам ООР совершила почти 5,5 тыс. вылетов. Интенсивность и сила атак противника резко возросла в конце августа 1941-го. Особенно сильным был натиск в Восточном секторе обороны. Выйдя на перешеек между Куяльницким лиманом и побережьем моря северо-восточнее Одессы, противник начал систематический артиллерийский обстрел города, порта, а также кораблей, находившихся в 4–5 милях от берега. В Западном секторе войска ООР также были вынуждены отойти на 15–20 км на восток. 26 августа 1941 года Ставка ВГК, оценив обстановку в районе Одессы, определила меры для повышения устойчивости ее обороны. С 30 августа по 1 сентября морем в Одессу было доставлено 10 маршевых батальонов (более 10 тыс. человек). 5 сентября по поручению Ставки ВГК начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников приказал отправить в Одессу 5 тыс. винтовок, 150 станковых и 200 ручных пулеметов, 300 автоматов ППД, 100 82-мм минометов и 20 120-мм минометов с тремя боекомплектами мин. 14 сентября Военный совет ООР доложил Верховному Главнокомандующему о тяжелом положении в Одессе: под давлением превосходящих сил румынской армии создалась угроза отхода советских войск, что позволило бы противнику вести огонь по городу; войска оборонительного района исчерпали все резервы: за месяц потери только ранеными составили 25 тыс. человек, некомплект командного состава в стрелковых частях доходит до 45%. Для выхода из сложившейся ситуации Военный совет просил прислать стрелковую дивизию и пополнение маршевыми батальонами. 15 сентября, в 4:50, И. В. Сталин лично продиктовал по телефону обращение к защитникам Одессы: «Передайте просьбу Ставки Верховного Главнокомандования бойцам и командирам, защищающим Одессу, продержаться 6–7 дней, в течение которых они получат подмогу в виде авиации и вооруженного пополнения». Личное обращение Верховного Главнокомандующего оказало сильное морально-политическое и психологическое воздействие на защитников города. В тот же день начальник Генерального штаба проинформировал командование ООР, что «решением Ставки ВГК на усиление ООР будет направлена 157-я стрелковая дивизия». С частями усиления она была доставлена из Новороссийска кораблями эскадры Черноморского флота под командованием вице-адмирала Л. А. Владимирского. Обратным рейсом ими были эвакуированы раненые и ценные грузы. Одновременно по директиве НК ВМФ велась подготовка к высадке тактического десанта в районе Григорьевки. В ночь на 22 сентября по группировке румынских войск в Восточном секторе обороны был нанесен комбинированный удар: с боевых кораблей под командованием контр-адмирала С. Г. Горшкова в районе Григорьевки был высажен полк морской пехоты, а в тыл противника высажен парашютный десант. Навстречу десантникам в наступление пошли части двух стрелковых дивизий. Румынские войска были отброшены на 5–8 км. Понеся большие потери, они лишились возможности вести артиллерийский обстрел города и порта.

Между тем 24 сентября 1941 года войска 11-й германской армии генерала Э. фон Манштейна развернули наступление на Крым. 28 сентября соединения 51-й Отдельной армии под ударами войск противника отошли с Перекопа на слабо подготовленные Ишуньские позиции. Возникла реальная угроза потери Крыма и Севастополя.

29 сентября командующий Черноморским флотом в докладе Верховному Главнокомандующему предложил эвакуировать Одессу и за счет сил и средств ООР поддержать оборону Крыма. 30 сентября Ставка ВГК приняла решение об эвакуации войск ООР. Вечером 12 октября 1941 года заместитель командующего ООР по сухопутной обороне – командующий Приморской армией генерал-майор И. Е. Петров, сменивший генерал-лейтенанта Г. П. Сафронова, издал приказ об эвакуации войск из Одессы с 15 октября 1941 года. К утру этого дня в Одессу в прибыли 11 транспортов, 2 минных заградителя, сторожевой корабль, тральщик, 2 гидрографических судна. Войска должны были принять на борт и корабли огневой поддержки и охранения (2 крейсера, 4 эсминца, 4 базовых тральщика, 10 сторожевых катеров).

Отход главных сил начался в 19:00 15 октября. Отход войск прикрывался огнем корабельной артиллерии, береговых батарей и бомбовыми ударами авиации Черноморского флота. 20 самолетов бомбили позиции противника, а 5 нанесли удар по вражеским аэродромам. Прикрывающие части после отхода производили посадку на малые корабли и катера. Авиация противника в этот день совершала налеты на Одесский порт, но скопление кораблей и судов в нем командование противника не насторожило. Посадка главных сил была произведена с 23:00 15 октября до 3:00 16 октября. С 2:00 16 октября в порт начали прибывать арьергардные батальоны и отряды заграждения, которые принимали на крейсера «Червона Украина» и «Красный Кавказ». Около 3:00 были взорваны орудия береговой и зенитной артиллерии, а их личный состав отошел на причалы Аркадии и Б. Фонтана, где был посажен на сторожевой корабль и сторожевые катера. Отход арьергардов остался незамеченным для противника. В 5:10 16 октября из Одессы вышел последний транспорт с войсками. Взрывы батарей и пожары в городе также не вызвали у противника подозрения. Около 6:00 Одессу покинули оба крейсера и эсминцы «Смышленый» и «Бодрый», после чего тральщик «Взрыватель» поставил на внешнем рейде мины, а в 9:00 порт покинул последний сторожевой катер с командой подрывников, уничтожившей причальные приспособления и портовые сооружения. Противник еще в течение 6 часов после их ухода продолжал обстреливать передний край обороны, бомбить город и порт и только во второй половине дня понял, что Одесса оставлена советскими войсками.

В ходе операции по эвакуации Одессы в Крым было перевезено 4 стрелковые и кавалерийская дивизия, части обеспечения, тылы, полевое управление Приморской армии общей численностью 80 тыс. чел, 1158 автомашин, 3625 лошадей, 462 орудия, 14 танков, 3 бронемашины, 163 трактора, 5941 раненых, около 15 тыс. человек гражданского населения, около 25 тыс. т различного груза. К эвакуации было привлечено 24 транспорта и 23 боевых корабля. В обеспечении отхода главных сил участвовало 2 крейсера, 4 эсминца, 4 тральщика, 14 торпедных и 34 сторожевых катера, 2 канонерских лодки, вспомогательные суда и авиация. Потери при эвакуации составили 1 транспорт, на котором погибло 2 человека, и 6 самолетов.

Всего за время обороны по маршруту Севастополь – Одесса и обратно было перевезено 195 тыс. бойцов. Вывезено из осажденного города свыше 300 тыс. человек гражданского населения, 34 крупных, 80 средних и мелких предприятий. Для содействия войскам, оборонявшим город, корабли флота совершили 165 боевых выходов, а ВВС – 5328 самолетовылетов. Доставленная из Одессы в Крым Приморская армия сыграла решающую роль в обороне Севастополя.

Благодаря этому под Одессой советские войска в течение 2,5 месяцев сковывали почти половину (300 тыс. человек) вооруженных сил верного союзника Германии – королевской Румынии. Враг потерял свыше 160 тыс. солдат и офицеров, 167 самолетов, значительное количество танков, орудий и другого вооружения. 4-я румынская армия, осаждавшая Одессу, надолго утратила боеспособность.

В середине октября 1941 года 51-я Отдельная армия, оборонявшая Крым, и следовавшая на полуостров из Одессы Приморская армия (12 стрелковых и 4 кавалерийские дивизии) вместе насчитывали около 100 тыс. человек, 1000 орудий и минометов, более 100 танков и 47 самолетов. Задачу по захвату Крым командование противника возложило на свою 11-ю армию, часть румынских войск (6 пехотных дивизий и 2 горных бригады) и авиационный корпус – всего 124 тыс. человек, свыше 2 тыс. орудий и минометов и более 100 самолетов.

17 октября противник атаковал соединения 51-й Отдельной армии, оборонявшиеся на Ишуньском рубеже. Подходившие к фронту соединения и части Приморской армии переходили в контратаки, но изменить обстановку уже не могли. К 31 октября сопротивление советских войск было сломлено. 11-я германская армия, усиленная армейским корпусом, начала продвижение по трем расходящимся направлениям: на Феодосию и Керчь, на Симферополь и Ялту, а одним армейским корпусом (2 пехотные дивизии) – на Севастополь. Господство в воздухе и более высокая подвижность наземных войск, передвигавшихся на боевой технике и автомобилях, позволяли противнику преследовать отходящие советские войска в высоких темпах, зачастую обгоняя их.

22 октября 1941 года, в соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны № 830 «О городских комитетах обороны», в целях мобилизации всех сил и средств Севастополя на оборону города и координации деятельности партийных, советских, профсоюзных и комсомольских организаций был образован Севастопольский городской комитет обороны (председатель – секретарь горкома ВКП(б) Б. А. Борисов). Это решение сыграло важную роль в длительной обороне Севастополя.

Отступление Приморской армии из северной части Крыма через горы к Ялте, а затем по прибрежной дороге к Севастополю происходило при сильном противодействии противника. Пытаясь пробиться на дорогу, ведущую к Ялте, части трех дивизий вели упорные бои за перевалы. Отсутствие автотранспорта сильно замедляло продвижение войск. Только с 9 ноября 1941 года соединения и части армии стали прибывать в Севастополь. Сюда же прибыли и два артиллерийских полка (51-й и 52-й) из состава 51-й армии.

К началу боев за Севастополь система его сухопутной обороны включала три оборонительных рубежа. Первый, строительство которого не было завершено, проходил в 15–17 км от города. Второй – главный – проходил в 8–12 км, его создание завершить в основном удалось. В 3–6 км проходил тыловой рубеж обороны, построенный в середине сентября.

Войска и силы Главной базы и Севастопольского гарнизона, распределенные по трем секторам обороны и двум боевым участкам, включали 2 полка морской пехоты, местный стрелковый полк, полк береговой обороны и 19 батальонов морской, сформированных из личного состава береговых, авиационных частей и военно-морских учебных заведений. Они поддерживались артиллерией Главной базы, включавшей 10 береговых батарей с орудиями калибром от 45 до 305 мм, 7 групп артиллерийских дзотов и дотов и бронепоезд.

Противоздушная оборона Севастополя включала 2 зенитных артиллерийских полка, зенитный пулеметный батальон, батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), 2 прожекторных батальона, радиотехническую роту, отдельный отряд аэростатов заграждения Главной базы Черноморского флота, а также отступившие в Севастополь из других районов Крыма зенитный артиллерийский полк и 3 отдельных зенитных артиллерийских дивизиона.

В севастопольской авиационной группе Военно-воздушных сил (ВВС) Черноморского флота было 82 самолета (41 истребитель, 10 штурмовиков, 31 разведчик).

Первый бой между защитниками Севастополя и войсками 11-й армии, пытавшимися взять город с ходу, состоялся 30 октября 1941 года в районе деревни Николаевка. Огонь по ним открыла береговая батарея под командованием лейтенанта И. И. Заики. Огнем своих орудий ее поддерживал эскадренный миноносец «Бодрый» под командованием капитана 3-го ранга В. М. Митина. 2 ноября бои завязались в районе Дуванкоя, где противнику преградили путь 8-я морская бригада, 17-й батальон морской пехоты и батальон Севастопольского военно-морского училища береговой обороны. 4 ноября 1941 года командующий войсками Крыма вице-адмирал Г. И. Левченко, имевший опыт боевой деятельности в Одесском оборонительном районе, своим приказом образовал Севастопольский и Керченский оборонительные районы. В состав Севастопольского оборонительного района (СОР) включались все части и подразделения Приморской армии, береговая оборона главной базы Черноморского флота, все морские сухопутные части и части ВВС Черноморского флота.

С 7 ноября 1941 года в Севастополь начали прибывать войска Приморской армии, которые занимали назначенные им участки и с ходу вступали в бой. В тот же день Ставка Верховного Главнокомандования объявила советскому командованию в Крыму и наркому ВМФ свое решение: «1. Главной задачей ЧФ считать активную оборону Севастополя и Керченского полуострова всеми силами. 2. Севастополя не сдавать ни в коем случае и оборонять его всеми силами. Руководство обороной Севастополя возложить на командующего ЧФ т. Октябрьского». С 22:00 19 ноября командующий Севастопольским оборонительным районом вице-адмирал Ф. С. Октябрьский перешел в непосредственное подчинение Ставке ВГК. Заместителем командующего СОР по «непосредственному руководству сухопутными войсками, обороняющими Севастополь», стал генерал-майор И. Е. Петров.

8 ноября в районе Мекензия защитники Севастополя контратаковали наступающего противника. Атака была поддержана артиллерией частей Береговой обороны Главной базы флота, Приморской армии, крейсеров «Червона Украина» и «Красный Крым», а также авиацией ЧФ. Противник был остановлен.

К 10 ноября 1941 года, когда сосредоточение Приморской армии в районе Севастополя было завершено, в трех ее стрелковых и трех кавалерийских дивизиях и стрелковом полку с частями боевого и тылового обеспечения насчитывалось 31,5 тыс. человек, 116 орудий, 232 миномета, 10 танков.

На рассвете 17 декабря немецко-румынские войска начали второе массированное наступление на Севастополь одновременно с нескольких направлений. Бои приняли ожесточенный характер. Защитники несли большие потери. Судьба Севастополя зависела от практически немедленного получения подкрепления, снарядов и патронов. В 18:10 19 декабря Военный совет Севастопольского оборонительного района отправил в Ставку ВГК и в копии – наркому ВМФ тревожную телеграмму: «Потери за два дня боя достигают 3 тыс. ранеными, много потерь начсостава. Потери за 19.12. не учтены. Большие потери материальной части, орудий, пулеметов, минометов. Большинство тяжелых батарей береговой обороны подавлено. Войска почти [по] всему фронту отошли [на] второй рубеж. Резервы, пополнения израсходованы. Снарядов наиболее нужных калибров 107-мм корпусных, 122-мм гаубичных, 82-мм мин нет. Остальной боезапас на исходе. На 20 декабря [с] целью усиления частей, действующих [на] фронте, вводятся в бои личный состав кораблей, береговых батарей, зенитной артиллерии, аэродромной службы и т. д. [При] дальнейшем продолжении атак противника [в] том же темпе гарнизон Севастополя продержится не более трех дней. Крайне необходима поддержка одной сд [стрелковой дивизии], авиации, пополнений маршевыми ротами, срочная доставка боеприпасов нужных калибров».

В 1:30 20 декабря 1941 года заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии генерал-майор П. П. Вечный передал лично командующему Закавказского фронта (Закфронта) по телефону указания Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина: «Немедленно отправить в Севастополь одну стрелковую дивизию или две стрелковые бригады. Оказать помощь Севастопольскому району авиацией Закавказского фронта силами не менее пяти авиаполков. Немедленно отправить в Севастополь пополнение не менее 3 тыс. человек… немедленно подать снаряды, учтя, что снаряды 107-мм, 122-мм гаубичные, 82-мм мины совершенно израсходованы… Исполнение донести».

Уже 21 декабря на кораблях эскадры из Новороссийска туда была доставлена 79-я отдельная морская стрелковая бригада. Вслед за ней – 345-я стрелковая дивизия, отдельный танковый батальон, маршевые пополнения и боеприпасы. Эти соединения и части, брошенные сразу же в бой, сыграли решающую роль в тяжелых боях 22 декабря в районе Мекензиевых Гор, где противник вклинился в глубину обороны. Он был остановлен и отброшен. Боевые корабли, доставлявшие подкрепления, даже находившиеся под разгрузкой, включались в систему огня. В этот день огонь по врагу вели сразу 2 крейсера, 2 лидера и 3 эскадренных миноносца. 29 декабря 1941 года на линкоре «Парижская коммуна», крейсере и 2 эсминцах было доставлено новое пополнение и боеприпасы, после чего весь день корабли поддерживали войска Северного оборонительного района. Всего же при отражении второго штурма противника корабли Черноморского флота выполнили 276 артиллерийских стрельб, выпустив более 8 тыс. снарядов. За это время корабли Черноморского флота обеспечили доставку в Севастополь 33 тыс. человек, 26 танков, 346 орудий и минометов, 178 автомашин, 4763 т боеприпасов и 4096 т жидкого топлива, а из осажденного города вывезли более 32 тыс. раненых и гражданского населения и около 10 тыс. грузов.

Прибывавшие на кораблях соединения и части сразу вступали в бой. К концу декабря 1941-го войска противника, наступавшие на Севастополь, понесли тяжелые потери, исчерпали резервы и надолго перешли к обороне.

С конца мая 1942 года противник начал подготовку к третьему штурму Севастополя. К его началу в составе 11-й армии противника насчитывалось 230 тыс. человек, 450 танков и более 2 тыс. орудий и минометов. На аэродромах Крыма базировалось до 600 самолетов германского 8-го авиационного корпуса. На подходах к осажденному городу с моря действовали 19 торпедных и 30 сторожевых катеров, 8 охотников за подводными лодками. В мае в Черное море были доставлены 6 итальянских малых подводных лодок.

Германский 8-й авиационный корпус, имевший почти шестикратное превосходство над авиагруппой СОР по боевому составу, был сильнее и качественно – за счет более высоких тактико-технических характеристик истребителей и самолетов ударных родов авиации. Кроме того, за счет сокращения средиземноморской группировки люфтваффе командование противника направило в Крым 150 бомбардировщиков с экипажами, наиболее подготовленными к действиям на море.

Войска Севастопольского оборонительного района насчитывали около 120 тыс. человек, 606 орудий, 1999 минометов, 38 танков и 109 самолетов.

По решению Ставки ВГК с 19 мая 1942 года Черноморский флот перешел в оперативное подчинение командующему войсками Северо-Кавказского фронта Маршалу Советского Союза С. М. Буденному. Между тем обстановка под Севастополем становилась все более сложной: в период с 2 по 13 июня на подходах к Севастополю и в базе были потоплены танкер, 2 транспорта, гидрографическое судно, 2 эскадренных миноносца, тральщик и сторожевой катер.

18 июня 1942 года в осажденный город прибыл последний транспорт «Белосток». На обратном пути в районе мыса Фиолент он был потоплен вражескими торпедными катерами.

Последним надводным кораблем, сумевшим прорваться в Севастополь, был лидер «Ташкент» (командир – капитан 2-го ранга В. Н. Ерошенко). В ночь на 27 июня на нем вывезли 2 тыс. раненых и фрагменты панорамы «Оборона Севастополя в 1854–1855 гг.», пострадавшей от взрыва и пожара при попадании вражеских авиабомб и снарядов в ее здание.

Одновременно с усилением противодействия противника, ростом потерь грузового тоннажа и боевых надводных кораблей при прорыве в Севастополь увеличивалась и ежесуточная потребность СОР в пополнениях, боеприпасах, топливе, других видах снабжения. Чтобы сократить растущий дефицит боеприпасов, продовольствия и по основным видам специального и материально-технического обеспечения, советское командование с мая 1942-го организовало доставку воинских грузов в осажденный город подводными лодками и самолетами.

Так, 8 мая 1942 года 5 больших подводных лодок типа «Л» доставили в осажденный город 114 т продовольствия. Но для питания войск СОР этого было недостаточно: только ежесуточный расход боеприпасов в это время составлял 580–600 т. В конце мая для выполнения воинских перевозок были привлечены средние подводные лодки типа «С», а с середины июня – типа «Щ» и «М». В последние дни обороны Севастополя в перевозке воинских грузов для войск СОР участвовали 24 подводные лодки. За выход одна подводная лодка перевозила от 30 до 85 т грузов. Всего же в осажденный Севастополь ими было доставлено 2323 т боеприпасов и 1038 т продовольствия. Транспортная авиация Черноморского флота до начала июля 1942-го совершила 117 вылетов, доставив в Севастополь 1855 т боеприпасов.

Противодействие противника с каждым днем становилось сильнее. С 1 по 4 июля на 5 подводных лодок, принимавших участие в воинских перевозках, было сброшено около 4 тыс. глубинных бомб. Во время авиационных ударов лодки ложились на грунт прямо у причалов, а разгружались в темное время суток.

С начала июня 1942-го подводные лодки решали важнейшую задачу по доставке в Севастополь бензина. Так, 7 июня подводные лодки «Л-23» и «Л-24», кроме 85 т боезапаса и 50 т продовольствия, доставили в Севастополь 40 т бензина. Однако это не покрывало даже минимальных потребностей: ежесуточный расход бензина составлял до 90 т и командующий флотом принял решение для доставки бензина использовать все типы подводных лодок, включая малые.

Из-за особого характера этого груза переходы совершались в основном в надводном положении. Погружались лишь при обнаружении противника, иногда – до 20 раз за один поход.

22 июня 1942 года подводная лодка «М-32» под командованием капитан-лейтенанта Н. А. Колтыпина доставила в Севастополь боеприпасы и бензин. Выйти из Главной базы до рассвета она не успела и легла на грунт. До наступления вечерних сумерек от паров бензина все, кроме главного старшины Н. К. Пустовойтенко, потеряли сознание. Ему удалось продуть балласт, и «М-3» всплыла под рубку, однако вскоре и сам он потерял сознание. Только около полуночи пришедший в чувство главный старшина открыл рубочный люк, поднял на мостик командира, включил корабельную вентиляцию и продул главный балласт. Всплывшую подводную лодку сдрейфовало на мель. Лишь после того, как в сознание пришли командир и несколько членов экипажа, она смогла дать ход. За этот подвиг Н. К. Пустовойтенко был награжден орденом Красного Знамени. Наградами были отмечены и другие подводники.

Ценой героических усилий в Севастополь было доставлено всего лишь 500 т бензина, что было совершенно недостаточно для обеспечения боевой деятельности авиации и формирований других родов войск СОР.

Третий штурм Севастополя начался 7 июня. Войска СОР удерживали свои позиции более недели. Наземные войска противника несли тяжелые потери, однако решающее превосходство в воздухе и тяжелых вооружениях (по свидетельству бывшего командующего 11-й армией генерал-фельдмаршала Э. фон Манштейна, в течение всей Второй мировой войны германские войска не применяли артиллерию столь массированно), отсутствие огневой поддержки со стороны моря и нарушение коммуникаций, по которым осуществлялось пополнение и питание войск СОР, на этот раз позволили противнику добиться поставленной цели.

17 июня войска противника на юге вышли к Сапун-горе, на севере – к подножию Мекензиевых гор и захватили 30-ю батарею, а к 23 июня вышли на берег Северной бухты. Последние защитники Константиновского форта покинули его вплавь утром 24 июня. С этого момента под огнем вражеской артиллерии оказались вход в Главную базу, причалы Северной и Южной бухты. Доставка пополнений и питания для войск СОР в необходимом объеме стала невозможна.

27 июня 1942 года, когда вся зенитная артиллерия СОР (кроме Херсонесского аэродрома) осталась без боеприпасов, атаки авиации противника многократно усилились. В ночь с 28 на 29 июня германские части переправились через Северную бухту, вышли на Суздальскую гору, высадились в районе Килен-балки и к середине дня захватили поселок Инкерман. К вечеру 29 июня противник занял гору Суздальская, хутор Дергачи и местность в районе Сапун-горы. С этого момента вражеской артиллерией простреливался весь Севастополь до мыса Херсонес.

30 июня в составе береговой обороны Главной базы осталось всего 5 батарей с небольшим запасом снарядов. В Приморской армии осталось 1529 снарядов среднего калибра и небольшое количество противотанковых. В этот день войска противника захватили Малахов курган, и командующий СОР вице-адмирал Ф. С. Октябрьский получил разрешение Ставки ВГК на эвакуацию.

В ночь на 1 июля 1942 года подводная лодка «Щ-209» приняла на борт Военный совет и часть командного состава Приморской армии – всего 63 человека, включая командующего генерал-майора И. Е. Петрова, члена Военного совета дивизионного комиссара И. Ф. Чухнова, начальника штаба генерал-майора Н. И. Крылова. Утром того же дня подводная лодка «Л-23» взяла на борт еще 117 лиц высшего командного состава армии и флота и руководителей обороны города. Всего подводные лодки смогли вывезти из Севастополя только 1411 человек.

В ту же ночь на самолете Севастополь покинул командующий оборонительным районом вице-адмирал Ф. С. Октябрьский со своим штабом. Командовать войсками, оставшимися в Севастополе, был назначен генерал-майор П. Г. Новиков.

Меры для организованной эвакуации войск, остававшихся в Севастополе в последние дни его обороны, не принимались. Импровизированные, не обеспеченные действиями главных сил флота и ВВС попытки организовать вывоз защитников города, отошедших к мысу Херсонес, катерами и плавсредствами в условиях господства в воздухе вражеской авиации оказались безуспешными. Из 43 катеров, мотоботов и буксиров до Кавказского побережья дошло всего 17. В ночь на 2 июля 1942 года несколько десятков человек удалось вывезти на двух тральщиках и шести катерах. Немногие пробились в горы к партизанам. В плен попало около 80 тыс. человек.

С выходом войск 17-й германской армии к Краснодару создалась угроза прорыва противника к Черному морю в районе Новороссийска. Задача оборонять город была поставлена перед 47-й армией и Черноморским флотом.

17 августа 1942 года Директивой Военного совета Северо-Кавказского фронта был создан Новороссийский оборонительный район (НОР). В его состав вошли войска 47-й армии, 216-я стрелковая дивизия 56-й армии, соединения и части Азовской военной флотилии, Новороссийской, Керченской, Темрюкской военно-морских баз и сводная авиагруппа, включавшая части и подразделения 237-й истребительной авиадивизии 5-й воздушной армии и ВВС ЧФ. Заместителем командующего по морской части и членом Военного совета НОР был назначен контр-адмирал С. Г. Горшков.

Оборону города с моря должны были осуществлять: береговая артиллерия, корабли военно-морской базы и авиация флота. С воздуха Новороссийск прикрывался базовым районом противовоздушной обороны, включавшим истребительный авиационный полк и бригаду ПВО. Всего в составе Новороссийского оборонительного района насчитывалось около 15 тыс. чел., 230 орудий и минометов, 36 танков, 45 боевых кораблей и катеров, 112 самолетов. Командование противника для захвата города выделило 5-й немецкий армейский корпус и румынский кавалерийский корпус, части ВМФ и ВВС общей численностью 27 тыс. человек, в составе которых насчитывалось 432 орудия и миномета, 64 танка и штурмовых орудия, 15 торпедных катеров, 30 десантных судов и 162 самолета.

19 августа 1942 года войска противника перешли в наступление, нанося главный удар на Новороссийск. К исходу 23 августа они захватили станицы Неберджаевскую и Нижне-Баканскую. 29 августа противник возобновил наступление, обходя Новороссийск с северо-запада в направлении станиц Натухаевская и хутора Верхнебаканский. 3 сентября 1942 года советские войска произвели перегруппировку и заняли оборону по обводам города, планируя 5 сентября нанести контрудары по вражеским войскам в районе Кирилловки силами горнострелкового полка и батальона морской пехоты. Однако согласованности в их действиях добиться не удалось, а противник к исходу этого дня занял Абрау-Дюрсо и Южную Озерейку, отрезав от основных сил и прижав к морю оборонявшиеся на данном участке подразделения Анапского сектора береговой обороны. Они были сняты базовым тральщиком «Т-411», четырьмя сторожевыми катерами и плавсредствами Новороссийской военно-морской базы и доставлены в Геленджик.

Днем 6 сентября 1942 года танки и автоматчики противника прорвались в город по Анапскому шоссе. Начались уличные бои. Советским войскам удалось остановить продвижение вражеских войск и вытеснить их из района вокзала и Холодильника, однако полностью восстановить положение не удалось. К вечеру 6 сентября передовые части противника вышли на набережную порта. Советские войска, сражавшиеся в центре города, оказались отрезаны от основных сил. Управление ими и фактическое руководство обороной города взял на себя заместитель командующего НОР по морской части контр-адмирал С. Г. Горшков, командный пункт которого находился в школе № 3. К исходу дня 9 сентября у морских пехотинцев, оборонявшихся в городе, закончились боеприпасы, и удерживать занимаемые позиции они уже не могли, а основные силы НОР под натиском противника в ночь на 10 сентября 1942 года отошли на восточную окраину города, закрепившись в районе цементных заводов, Адамовича Балка и на рубеже горы Долгая.

В сложившейся обстановке продолжать борьбу в центральной части города было нецелесообразно, и командование Северо-Кавказского фронта, получив разрешение Ставки ВГК, приказало начать эвакуацию. В ночь с 10 на 11 сентября 1942 года советские войска, находившиеся в Новороссийске (более 2,5 тыс человек) катерами и плавсредствами были перевезены на восточный берег Цемесской бухты.

Командующий НОР 11 сентября 1942 года поставил перед Новороссийской военно-морской базой задачу не допустить использования противником порта Новороссийск для морской коммуникации и высадки морского десанта на восточный берег Цемесской бухты. Командование и штаб оборонительного района к этому времени перешли на флагманский командный пункт, находившийся на восточном берегу. До 15 сентября войска НОР отбивали атаки противника, пытавшегося прорваться вдоль побережья к Туапсе. Не сумев прорвать оборону и соединиться с танковым и армейским корпусами, пытавшимися выйти к Туапсе с севера, командование противника предприняло наступление из района южнее Абинской в направлении Геленджика, чтобы отрезать войска НОР от Черноморской группы войск. 19 сентября удар во фланг 47-й армии нанесла 3-я румынская горнострелковая дивизия. За три дня ожесточенных боев ее части вклинились в оборону советских войск на глубину до 6 км. Командование НОР приняло решение нанести по флангам вклинившейся вражеской группировки два удара по сходящимся направлениям, окружить ее и уничтожить. Для решения этой задачи привлекались стрелковая дивизия и 2 сводные бригады морской пехоты. В ожесточенных боях с 22 по 26 сентября румынская дивизия была почти полностью уничтожена.

С 27 сентября 1942 года войска противника на новороссийском направлении перешли к обороне и больше не предпринимали попыток наступать здесь крупными силами. Захватив большую часть Новороссийска, противник так и не смог использовать его порт для питания своей Кавказской группировки, поскольку восточный берег Цемесской бухты остался в руках защитников города, а причалы находились под огнем артиллерии до перехода Красной Армии в наступление.

После оставления Новороссийска Туапсинская военно-морская база стала одним из важнейших пунктов базирования сил Черноморского флота. Верховное главнокомандование противника это понимало и придавало захвату Туапсе исключительное значение.

Туапсинский оборонительный район (ТОР) под командованием контр-адмирала Г. В. Жукова был создан по решению Ставки ВГК 23 августа 1942 года. В конце сентября противник предпринял первое наступление на Туапсе, но его войска были отбиты с большими для них потерями. В последующем противник не раз переходил в наступление, но всякий раз натыкался на прочную оборону, в рядах которой было около 10 тыс. морских пехотинцев. Последнее крупное наступление на Туапсинском направлении командование вермахта организовало 14 ноября 1942 года. Бои шли около двух недель, после чего вражеские войска, израсходовав силы и средства, были вынуждены перейти к обороне на всем Туапсинском направлении.

В ходе Туапсинской оборонительной операции, продолжавшейся с 25 сентября по 20 декабря 1942 года, Черноморский флот обеспечил перевозку морем более 70 тыс. человек и около 80 тыс. т воинских грузов, а ВВС флота выполнили около 2 тыс. боевых вылетов для авиационной поддержки войск ТОР.

Всего в обороне Кавказа участвовало около 40 тыс. морских пехотинцев, 200 зенитных и 150 береговых орудий, до 250 боевых кораблей и судов и до 255 самолетов морской авиации. Флот обеспечил перевозку морем более 150 тыс. военнослужащих, около 36 тыс. человек гражданского населения и более 250 тыс. т грузов.