1936–1937 – Принятие большой кораблестроительной программы, создание Наркомата ВМФ

В середине 1930-х индустриализация народного хозяйства страны стала приносить ощутимые плоды. По официальным данным, рост промышленного производства в 1934 году составил свыше 20%, в 1935 году – более 23%. Уже на январском (1933 год) объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) было отмечено, что теперь Советское государство может производить все виды вооружений. С этого момента СССР мог приступить к созданию Военно-морского флота, способного обеспечить не только оборону морских рубежей, но и защиту государственных интересов в Мировом океане.

Политическое решение о начале строительства «большого морского и океанского флота» было принято И. В. Сталиным в конце 1935-го. Ему предшествовала глубоко продуманная и хорошо организованная кампания по пропаганде первых итогов технической реконструкции флота и успехов личного состава Военно-морских сил в боевой и политической подготовке.

23 декабря 1935 года за достижения в деле распространения стахановского движения на Морские силы РККА более 270 военных моряков были награждены орденами СССР. В тот же день И. В. Сталин, В. М. Молотов, Г. К. Орджоникидзе и К. Е. Ворошилов приняли в Кремле делегацию младших командиров Тихоокеанского флота. На приеме присутствовали начальник Генерального штаба Красной Армии А. И. Егоров, начальник ПУР РККА Я. Б. Гамарник и начальник Морских сил В. М. Орлов. По завершении приема командованию Красной Армии и Морских сил было поручено разработать и представить на утверждение правительства предложения по строительству «большого морского и океанского флота».

24 декабря 1935 года газета «Правда» вышла с редакционной статьей, которая начиналась словами: «Враги пролетарского государства, империалисты капиталистических стран, глубоко верили, что после их хозяйничанья в наших портах в годы интервенции Советская страна надолго лишится флота, что бедность и отсталость Советской республики надолго вычеркнули ее из числа морских стран…» Основная мысль этой статьи заключалась в том, что отставанию СССР от его геополитических соперников в этой области в ближайшее время будет положен конец.

Постановлениями Совета труда и обороны СССР от 27 мая и 26 июня 1936 года было определено, что в 1945-м по завершении программы создания «большого морского и океанского флота» его суммарное водоизмещение должно было составить 1,3 млн т. К концу 1943 года в состав ВМФ должны были войти 8 линкоров водоизмещением 35 тыс. т каждый с девятью 406-мм орудиями главного калибра и 18 тяжелых крейсеров по 26 тыс. т каждый с девятью 305-мм орудиями главного калибра.

По уточненному плану, принятому в 1938 году, через десять лет надлежало построить 8 линкоров типа «А», 16 линкоров типа «Б», 20 легких крейсеров, 17 лидеров эсминцев, 182 эскадренных миноносца, 344 подводные лодки.

О планах грандиозного военно-морского строительства страна была поставлена в известность 28 ноября 1936 года, когда начальник Морских сил РККА В. М. Орлов, выступивший с речью на Чрезвычайном Всесоюзном Съезде Советов, заявил: «Учитывая международную обстановку, происходящие события в окружающем нас капиталистическом мире, мы должны построить и строим теперь настоящий большой флот, включающий в себя корабли всех классов и находящийся на самом высоком техническом уровне».

Между тем закладка новых кораблей неоднократно откладывалась. Чтобы усилить политическое руководство и государственное управление процессом создания «большого флота», ЦИК и Совнарком приняли постановление о создании самостоятельного Народного комиссариата Военно-морского флота (НК ВМФ). 15 января 1938 года было утверждено Положение о НК ВМФ, назначены нарком – армейский комиссар 1-го ранга П. А. Смирнов, его первый заместитель – флагман 2-го ранга П. И. Смирнов и заместитель – флагман флота 2-го ранга И. С. Исаков.