1929 – Утверждена первая советская кораблестроительная программа до 1932 года

В 1927 году валовый объем промышленного производства в СССР впервые превысил уровень, достигнутый промышленностью Российской империи в 1913-м. Это событие совпало с резким обострением отношений между нашей страной и ее бывшими союзниками по Антанте. В мае 1927 года по инициативе Великобритании, премьер-министром которой тогда был Н. Чемберлен, ее дипломатические и торговые связи с Советским Союзом были разорваны. На ультимативные требования британского правительства Центральный Комитет ВКП(б) ответил призывом к народам СССР готовиться к отражению империалистической агрессии.

XV съезд ВКП(б), состоявшийся в декабре 1927 года, принял программу индустриализации СССР и утвердил директивы первого пятилетнего плана развития народного хозяйства, означавшие перевод советской экономики в мобилизационный режим. В речи, произнесенной К. Е. Ворошиловым на XV съезде ВКП(б), было заявлено, что строительство Рабоче-крестьянской Красной Армии, морского и воздушного флотов должно исходить из необходимости поднятия технической и боевой их мощи до уровня первоклассных европейских армий.

В том же году, но еще до этого заявления, Управление Военно-морских сил РККА (в то время они имели статус рода сил Красной Армии) представил Реввоенсовету СССР свои предложения по составу первой советской кораблестроительной программы. С учетом ограниченных ресурсов государства и возможностей советского судостроения, значительно сократившихся из-за Гражданской войны и вызванной ею разрухи, командование ВМС просило построить несколько десятков подводных лодок, малых надводных кораблей и боевых катеров новых проектов, модернизировать линейные корабли, завершить строительство одного легкого крейсера, заложенного в 1915 году. Однако при утверждении даже этой скромной программы командование РККА в лице начальника штаба Красной Армии выступило против.

Для разрешения возникших разногласий 8 мая 1928 года состоялось расширенное заседание РВС СССР под председательством К. Е. Ворошилова. Кроме него, в заседании участвовали А. С. Бубнов, И. С. Уншлихт, С. С. Каменев, М. Н. Тухачевский, П. И. Баранов, Р. А. Муклевич, С. М. Буденный, А. М. Постников, А. И. Егоров. В качестве приглашенных присутствовали командующие Морскими силами Балтийского и Черного морей, войсками Ленинградского, Московского и Украинского военных округов и 23 других «ответственных военных работника».

По итогам этого заседания было принято постановление, фактически ставшее военно-морской доктриной СССР до середины 1930-х годов (в военно-политическом и оперативно-стратегическом словарях такое понятие отсутствовало, поскольку официально наличие таковой советским руководством не признавалось).

Согласно этому постановлению, «учитывая роль морских операций на Балтийском и Черноморском театрах в общем ходе будущей войны», основными задачами Военно-морских сил РККА предлагалось считать: «а) содействие операциям сухопутной армии в прибрежных районах; б) оборону берегов в условиях совместного разрешения этой задачи средствами морских сил и сухопутной армии; в) действия на морских коммуникациях противника; г) выполнение особых морских операций» и утверждалось, что «успешное выполнение вышеуказанного возлагает обязанности: а) на флот: 1) по содействию сухопутным операциям при выполнении поставленных задач; 2) по непосредственной огневой поддержке прибрежных укреплений; 3) по ведению активной обороны на море путем операций малой войны; б) на береговую оборону – по обороне пунктов, имеющих важное стратегическое значение» (баз флота, политических и экономических центров); в) на морскую авиацию – по обеспечению Военно-морских сил в их операциях против флотов, а также против военно-морских и воздушных сил и баз противника».

Командование ВМС РККА получило поддержку Реввоенсовета в том, что линейные корабли в их составе надо сохранить. Вместе с тем в проектировании и строительстве новых кораблей приоритет был отдан так называемым «легким силам» (крейсерам, эсминцам, торпедным катерам, подводным лодкам) и «минно-позиционным средствам флота».

Из-за разногласий по поводу основ строительства и применения ВМС РККА принятие программы военного судостроения на 1928–1932 годы затянулось, и только в феврале было принято постановление Распорядительного заседания Совета труда и обороны (РЗ СТО) СССР о ее утверждении – в течение 4 лет планировалось капитально отремонтировать 3 линейных корабля, достроить и восстановить легкий крейсер и 3 эскадренных миноносца, построить по новым проектам 3 эсминца, 18 сторожевых кораблей, 19 больших и 4 малых подводных лодки, 5 охотников за подводными лодками, 3 речных монитора и 63 торпедных катера.