1734–1742 – Великая Северная экспедиция

В 1725–1728 годах под руководством В. И. Беринга и его помощников А. И. Чирикова и М. П. Шпанберга состоялась Первая Камчатская экспедиция, задуманная Петром I, чтобы «искать», где Азия «сошлась с Америкой». Экспедиции не удалось дойти до североамериканского материка и составить детальное описание пролива между Азией и Америкой. Отчасти эта задача была решена экспедицией В. А. Шестакова и Д. Павлуцкого, состоявшаяся летом 1732 года. Она подтвердила предположение, что Азия и Америка «не сходятся». В 1740 году на основании записок одного из ее участников А. И. Нагаев составил первую карту Берингова моря.

Начальником Второй Камчатской экспедиции, состоявшей из нескольких отрядов, также назначили капитан-командора В. И. Беринга, а его помощниками – капитанов А. И. Чирикова и М. П. Шпанберга.

Основная часть экспедиции под началом В. И. Беринга и А. И. Чирикова была отправлена к северо-западному побережью Америки, а М. П. Шпанберг – к берегам Японии. Отрядам под их командованием была поставлена задача завершить работу, начатую Первой Камчатской экспедицией, и проложить морской путь из Камчатки к Японским островам.

Архангельскому отряду под командованием лейтенанта С. В. Муравьева надлежало описать побережье Северного Ледовитого океана от устья Печоры до устья реки Оби; Обскому отряду лейтенанта Д. Л. Овцына – произвести опись берегов между устьями Оби и Енисея; Ленскому отряду лейтенанта В. В. Прончищева – произвести опись побережья к западу от устья Лены; отряду под командованием лейтенанта П. Ласиниуса – составить опись берегов от устья Лены до пролива между Азией и Америкой.

Первым к берегам Японии в начале лета 1738 года с тремя судами вышел М. П. Шпанберг. Следуя вдоль островов Курильской гряды, суда его отряда разлучились. М. П. Шпанберг в одиночестве дошел до острова Уруп, обогнул его с юга и в августе вернулся. Летом 1739 года он во главе отряда из четырех судов направился к Курильским островам. От них три его судна проследовали на юго-восток к месту, где должна была находиться Земля Жуана да Гамы, якобы открытая европейскими мореплавателями. Команда четвертого судна – бота под командованием лейтенанта В. Вальтона – подошла к острову Хонсю и осмотрела его восточный берег.

Не обнаружив мифической земли, М. П. Шпанберг также направился к побережью Японии. В середине лета 1739 года его суда подошли к острову Хоккайдо у города Сэндай, обменяли русские товары на продовольствие, после чего пустились в обратный путь.

Летом 1741 года в море вышли суда В. И. Беринга. Первым на «Святом Павле» шел А. И. Чириков, за ним на «Святом Петре» – начальник экспедиции. На борту капитан-командора следовал адъюнкт Академии наук, натуралист Г. В. Стеллер.

Около двух недель мореплаватели искали Землю Жуана да Гамы, после чего В. И. Беринг приказал следовать на северо-восток. Затем, потеряв друг друга в густом тумане, суда В. И. Беринга и А. И. Чирикова продолжили плавание раздельно.

Достигнув островов Алеутской гряды и составив их описание, В. И. Беринг решил возвратиться на Камчатку. Путь к ее берегам из-за противных ветров оказался чрезвычайно трудным. Переход по штормовому морю затянулся, подходили к концу запасы пресной воды и провизии, моряки умирали от цинги. Заболел ей и В. И. Беринг. 23 октября (3 ноября) 1741 года судно подошло к земле, которую моряки сначала приняли за побережье Камчатки. Оказалось, что это остров. На нем была пресная вода и лежбища морского зверя, совершенно не боявшегося людей. В. И. Беринг решил зимовать здесь.

Это спасло жизни тем, кто болел цингой в легкой форме. В. И. Беринг скончался 27 ноября (8 декабря) 1741 года. К весне 1742-го от различных болезней погибло еще 20 моряков из команды «Святого Петра», а судно в шторм было выброшено на берег и разбито.

Летом 1742-го уцелевшие моряки, командование которыми принял помощник капитан-командора С. Л. Ваксель, построили из остатков пакетбота гукор и 26 августа (6 сентября) 1742 года прибыли в Петропавловскую гавань.

Остров, где им пришлось зимовать и где был похоронен начальник экспедиции, они назвали именем Беринга, а всю группу, в которую вошел расположенный рядом остров Медный, назвали Командорскими островами.

Разлучившись с В. И. Берингом, А. И. Чириков проследовал на восток. Через шесть недель русские моряки увидели землю – остров, впоследствии названный в честь Принца Уэльского.

Продолжив плавание, 31 июля (11 августа) 1741 года они подошли к западному побережью Кенайского полуострова, материковой земле Северной Америки. Но обстановка на судне была уже настолько сложной, что задержаться здесь, чтобы обследовать и описать открытые земли, А. И. Чириков не решился. Офицеры и матросы «Святого Павла» заболевали цингой, но продолжали решать стоявшую перед ними задачу, на обратном пути открыв пять островов Алеутской гряды.

10 (21) октября 1741 года А. И. Чириков привел свой корабль в Петропавловскую гавань. Его рапорт Адмиралтейств-коллегии стал первым описанием северо-западных берегов Америки.

В мае 1742 года А. И. Чириков вновь повел «Святого Павла» на восток. Однако это плавание продолжалось всего три недели. Из-за частых туманов, встречных ветров и болезни А. И. Чирикова русским морякам пришлось вернуться. На обратном пути им открылся остров, который назвали в честь Святого Иулиана, еще не зная, что именно здесь зимовали В. И. Беринг и его люди.

Попытка лейтенанта А. Е. Шельтинга на одном из судов, входивших в отряд М. П. Шпанберга, совершить второе плавание к берегам Японии тоже была неудачной.

Выдающиеся результаты были достигнуты отрядами, изучавшими арктическое побережье Сибири. В 1734–1737 годах лейтенанты С. В. Муравьев, М. С. Павлов, С. Г. Малыгин и А. И. Скуратов выполнили опись берегов Северного Ледовитого океана до устья реки Кары, побережья полуострова Ямал и устья реки Оби. Одновременно с морской съемкой геодезист В. Селифонтов провел с суши описание побережья от устья Печоры до устья Оби и восточного берега Ямала.

Начальник Обского отряда лейтенант Д. Л. Овцын в 1734–1735 годах обследовал побережье Обской губы до параллели 68°40' с. ш., где его судно остановил сплошной лед. Не имела успеха его попытка выйти в Карское море и в 1736-м, хотя на этот раз ему удалось дойти до параллели 72°40' с. ш.

В навигацию 1737 года отряду Д. Л. Овцына удалось выйти в Карское море и провести опись побережья до устья Енисея, открыв пролив между островами Олений и Сибирякова (названный впоследствии в честь Д. Л. Овцына). Опись восточного берега Обской губы была выполнена геодезистом М. Г. Выходцевым.

Когда Д. Л. Овцын был арестован за «дружеское обхождение» с находившимся в сибирской ссылке бывшим фаворитом Петра II князем Долгоруковым, начальником Обского отряда был назначен Ф. А. Минин. Летом 1738 года на боте «Обь-Почтальон» он за одну полярную навигацию произвел опись побережья Карского моря до параллели 73°14' с. ш.

Плавание 1739-го было неудачным: бот не смог пройти дальше берегов Енисейского залива. А в 1740 году Ф. А. Минин достиг 75°15' с. ш., открыв группу мелких островов (шхеры Минина). Его помощник Д. В. Стерлегов в марте-апреле 1740 года по суше произвел опись западного побережья полуострова Таймыр между параллелями 73°30' и 75°25' с. ш.

Лейтенанту В. В. Прончищеву была поставлена задача описать побережье Северного Ледовитого океана к западу от дельты Лены. В 1735 году В. В. Прончищев смог описать только часть побережья до устья реки Оленек, где остановился на зимовку. В 1736-м он открыл острова, названные в честь Петра I, а также острова святых Фаддея и Самуила (ныне острова Комсомольской правды). В конце лета 1736 года, встретив «великие льды», В. В. Прончищев решил возвратиться на зимовку к устью реки Оленек. К этому времени он уже тяжело болел цингой, и обратно судно вел его штурман С. И. Челюскин.

В. В. Прончищев и его жена Татьяна Федоровна, сопровождавшая мужа в экспедиции, умерли от цинги на пути к месту зимовки. Командовать Ленским отрядом назначили лейтенанта Х. П. Лаптева. В 1739 году судно вновь вышло в море, впоследствии названное в честь Лаптева и его двоюродного брата. Ледовая обстановка позволила пройти на север дальше. Зимовал отряд в устье Хатанги.

Летом 1740-го Х. П. Лаптев продолжил опись берегов и достиг параллели 75°26' с. ш., где его судно затерло льдами. К устью Хатанги моряки добирались пешком, теряя товарищей, погибавших от цинги и холода.

Весной 1741 года Х. П. Лаптев и геодезист Н. Чикин продолжили опись берегов, передвигаясь на собачьих упряжках. Чикин пересек полуостров Таймыр с востока на запад и произвел съемку более 100 км морского берега к западу от устья реки Таймыры. Х. П. Лаптев, следуя долиной Таймыры, также дошел до ее устья, а затем, повернув на запад, берегом моря проследовал к мысу Стерлегова, где встретился с Челюскиным.

После этого все они проследовали в Туруханск, чтобы там перезимовать, но уже в декабре С. И. Челюскин на собаках отправился к устью Хатанги. В 1742 году он дошел до самой северной точки азиатского материка – мыса, названного его именем, завершив описание северо-западного побережья Таймыра.

Лейтенант П. Лассиниус на боте с командой численностью 44 человека отправился из Якутска в Северный Ледовитый океан одновременно с В. В. Прончищевым. Выйдя из дельты реки Лены, он проследовал на восток. Вскоре путь ему преградили тяжелые льды. Во время зимовки П. Лассиниус и еще 35 человек из его команды скончались от цинги. Девять моряков в 1736 году были спасены и доставлены в Якутск. Получив доклад о гибели П. Лассиниуса, начальник экспедиции В. И. Беринг назначил командиром его судна двоюродного брата Х. П. Лаптева, лейтенанта Д. Я. Лаптева.

В 1737 году Д. Я. Лаптев предпринял первую безуспешную попытку описать побережье к востоку от дельты реки Лены. Получив новые инструкции летом 1739-го, он вновь вышел в море и с трудом дошел до устья Индигирки. Войти в нее не удалось. Оставив вмерзшее в лед судно, моряки перезимовали на берегу. Летом 1740 года команда с людьми из Нижне-Колымского острога вырубила во льду канал, сняла судно с мели и продолжила плавание. Составив описание побережья между Леной и устьем реки Колымы, Д. Я. Лаптев перезимовал в Нижне-Колымском остроге и летом 1741 года вновь вышел в море. У мыса Большой Баранов его остановили сплошные льды. Когда в тундре выпал снег, Д. Я. Лаптев, забрав большую часть своей команды, на собаках отправился вверх по Колыме, а затем по долине реки Большой Анюй поднялся к верховьям Анадыри. Летом 1742 года он спустился по Анюю на лодках и, описав его берега, вышел к Тихому океану.

Первой Камчатской и Великой Северной экспедициями на малых судах, не приспособленных к плаванию в арктических морях, была произведена сплошная съемка берегов Северного Ледовитого океана от устья реки Печоры до Колымы, описаны большие участки нижнего, а в отдельных случаях – и среднего течения всех больших рек Сибири. Великая Северная экспедиция стала началом нового этапа русской колонизации Северо-Восточной Азии.

Исследования Арктики и Дальнего Востока, географические открытия русских моряков, так же как и победы армии и флота России в Семилетней войне 1756–1762 годов, способствовали тому, что во второй половине XVIII века Россия стала субъектом европейской, а следовательно, и мировой политики. Вместе с тем результаты коренных преобразований, проведенных Петром I, стали вполне очевидны только в царствование Екатерины II, которое выдающийся русский историк В. О. Ключевский назвал «целой эпохой нашей истории».